Университет Морровинда    

Приветствую  Путник, добро  пожаловать  на  официальный  сайт  Университета  Морровинда.

Лордас. 25.Месяц Заката солнца.17 г. III эпохи



Навигация MorroWorld




>>Вернуться<<

Кайе радостно приветствовал меня.
– Ну наконец-то! Тут рядом трактирчик есть, «Шесть Рыб», может, сходим сегодня вечером? – сказал он, умоляюще заглядывая мне в глаза.
– Да нет, Кайе, я за заданиями.
– Ну вот всегда так, – надулся редгард. – Ну ладно. Лечился тут у нас один альтмер, Кариарель. Пока лечился, приделал ноги Алебастровой Чаше, очень ценной. Ты поспрошай альтмеров на пристани, они должны знать, где он живёт.
Я отправилась на пристань. У ужасающей статуи прохаживался альтмер в странном рогатом шлеме с отвратительной рожей. Наверное, при виде такого шлема враги с криками разбегаются, как тараканы. Как я узнала, что это альтмер, не видя его лица, спросите вы? Да очень просто. Обычным людям (имперцам, редгардам, оркам, и т.д.) я ростом по плечо, а альтмерам едва дотягиваю до груди. Только с босмерами я нахожусь на одном уровне. Помню, Дагот Ур меня сначала и не заметил, а когда заметил, я уже пропорола ему живот верным кинжалом. Кишки оттуда не повылезали – он просто рассыпался на атомы.
Да, о чём это я?
Альтмер Файнертил ничтоже сумняшеся сдал своего собрата – в Гнаар Моке он проживает, недалеко от пристани. Где, спрашивается, расовая солидарность?
Сначала мы поплыли на корабле в Хла Оуд, а оттуда – в Гнаар Мок. Первый же житель, ухваченный квамой за полу, показал нам дом Кариареля. Дом был заперт, на двери висела табличка: «Посторонним В.» Видно, это не его дом, решила я.
– Извините, где тут живёт Кариарель? – спросила я прохожего.
– Да вот тут!
– А почему там табличка «Посторонним В.»?
Прохожий только пожал плечами. Ну, раз дом всё равно заперт, я решила поискать хозяина. Тот обнаружился поблизости, стоял и размышлял о бренности всего сущего.
– Здравствуйте, Кариарель! Как здоровье, не беспокоит ли больше болотная лихорадка?
Тот вздрогнул.
– А что?
– Да я вот из Эбенгарда, вы там лечились, помните? Наверное, вам так там понравилось, что вы решили прихватить с собой сувенир – тазик алебастровый. Вы его верните, пожалуйста, там скоро Конец Урожая будут отмечать, салат некуда класть.
– Извините, чей конец? – не понял альтмер.
– Урожая. Так что насчёт тазика?
– Какого тазика?
– Алебастрового.
– Первый раз слышу.
Уж мы с квамой трясли этого зеленокожего, трясли – ушёл в глухую несознанку. Ладно, воришка, Архивор всё равно круче! «Отпирание Ондузи» – замка на хижине «Посторонним В.» больше не существует. Что тут у нас? Гамак, мешки, бочки… О, а вот и тазик. Пойду предъявлю Кариарелю, может, вспомнит?
– Вот, я нашла в вашей хижине!
– Ничего не знаю! Пошли прочь!
Треснув на прощание Кариареля тазиком по голове, мы с квамой поплыли назад в Эбенгард. Кайе небрежно поставил тазик на полочку, похоже, нам с квамой он был рад гораздо больше.
– Вот, возьми 200 дрейков. Пожалуйста, не отказывайся, купишь себе конфет. Маленькие любят сладкое! А вот ещё и свитки Божественного Вмешательства, тоже полезная штука.
Я и сама могла бы дать Кайе 10 раз по 200 дрейков, да и амулет Божественного Вмешательства у меня имелся, но я не стала его расстраивать, а попросила следующее задание.
– Работа? Ты хочешь работу? Я знаю занятие получше…
– Я тоже.
Ух, как загорелись у Кайе глаза!
– Но всё-таки, дай мне ещё одно задание. Работа прежде всего.
Поникший редгард рассказал мне о маленьком босмере Неделасе, который вынужден бомжевать из-за призрака, поселившегося в его доме. Неделас живёт в Кальдере, и ему однозначно требуется помощь. Всегда приятно помочь собрату!
Неделас ошивался на улице около сторожевых башен. Он мне сразу понравился, потому что был даже ниже меня. После взаимных приветствий Неделас протянул мне ключ от дома, где призрак живёт, и сказал, что искать надо в люке.
В домике я приложила ухо к люку в полу и прислушалась. Призрак стонал, выл и гремел цепями.
– Почём опиум для народа! – крикнула я в замочную скважину.
– Сам дурак! – откликнулся призрак.
Из скважины высунулась отмычка подмастерья, который наглый призрак пытался ужалить меня. Я ухватилась за кончик, и некоторое время мы молча тянули отмычку каждый к себе. Победила молодость.
Скатившись по лестнице в люк, я нос к носу столкнулась с духом.
– Ты чего?! – заорал он.
– А ты чего?
– А правда, чего это я? – задумался призрак.
Пока он думал, я пустила в ход кинжал. Дух испустил дух, а мы с квамой поспешили обрадовать Неделаса.
– Попроси хозяина понизить арендную плату, кто же устраивает в доме гробницы? – сказала я.
– Да я сам виноват. Он мне говорил – не лазь в погреб, а я, видишь ли, решил туда пепельный батат положить. Где же его ещё хранить? А в погребе дух. Весь батат перепортил! Съесть не съем, говорит, так хоть понадкусываю.
Мы не стали долго выслушивать флуд Неделаса, а поспешили назад, в Эбенгард.
Кайе был очень рад нас видеть. Услышав пароль «Повышение» он наградил меня титулом Жреца и опять насовал каких-то свитков.
– Дальше-то что? – спросила я.
– Дальше? Хммм… Есть шахта одна, Аша-Аххе…
– Будь здоров!
Кайе удивлённо посмотрел на меня:
– Я не чихал.
– Значит показалось, – пожала я плечами. – Ну так что дальше?
– Так вот, в этой самой шахте, Аша-Аххе…
– Будь здоров!
– Да не чихал я! Это шахта так называется: Аша-Аххе! Так вот, там поселилась ведьма, Тельза Драл, и по-моему, она зажилась на этом свете. Шахту найдёшь так: около Альд Велоти есть даэдрические руины, Ашалмавия. К востоку от них – лагерь эшлендеров Шашману. От лагеря пойдёшь по дорожке на север, и слева увидишь шахту. Поняла?
Мог бы и не объяснять, мой квама яичную шахту за километр почует!
– Пошли, квася! С родичами повидаешься.
Квама радостно поскакал к двери. Шахту мы с ним нашли без проблем, если не считать психов-эшлендеров, набросившихся на нас с луками и топорами. Мы не стали связываться с ними, а быстренько юркнули в шахту. Внутри мы тут же повели задушевные беседы – квама со скрибами и другими рабочими, а я – с шахтёрами.
– Там внизу что-то есть! Мы боимся туда ходить, – испуганно озираясь, прошептали шахтёры. – Сходи ты, проверь, что там такое, а мы тут подождём.
И они ещё смеют называть себя мужчинами! Вниз, вниз, всё время вниз – вот уже слышен треск костра и голоса. Я осторожно выглянула из-за камня: у костра топтался нордлинг в доспехах и две данмерки – одна нарядная, другая нет. Та, что нарядная, наверное, Тельза Драл, решила я. Блин, как же не хочется с ними драться, они меня просто задавят грубой массой! А лук на что? И кольцо Маски Тени?
Практически невидимая, я осторожно натянула тетиву, но потом опустила лук. Мне же приказано убить только Тельзу, с какой стати мочить ещё и её друзей? И так руки в крови по локоть, никаким океаном не смоешь… Решено, нордлинга и вторую данмерку не трону.
Тельза Драл оказалась крепкой дамой – я всадила в неё целых шесть зачарованных электрострел, прежде чем её бездыханное тело упало на камни. Осторожно подкравшись, я пощупала пульс – не бьётся. Повыдёргивав из Тельзы свои стрелы, я поспешила наверх, к шахтёрам. Нордлинг и рыженькая данмерка недоумённо озирались по сторонам, не понимая, что убило их хозяйку.
– Ну что? – спросили меня шахтёры.
– В Багдаде всё спокойно! – ответила я, оттирая стрелы платочком.
Шахтёрам было очень стыдно за свою трусость и, чтобы хоть как-то отблагодарить меня, они подарили мне 8 больших квамских яиц.
– Пойдём, квамсик! – позвала я свою животинку. – На ужин омлет сделаю.
Квама с видимой неохотой прекратил беседу с родственниками и пошёл за мной.

На следующий день мы снова прибыли в Эбенгардскую часовню. Кайе был рад услышать о смерти Тельзы Драл, а об её друзьях я умолчала. Правду, правду, только правду, но необязательно всю.
– Возьми, – Кайе протянул мне колечко.
– Что бы это значило? – удивилась я.
– Плата за работу. А жаль, – грустно ответил редгард. – Ладно, едем дальше. Несколько лет назад пропал Линус Иулус, служитель культа. У него с собой был Серебряный Посох Позора, и нашему оракулу (он кивнул в сторону дамы в красной мантии) было видение, что этот посох находится на горе Канд. Ты сходи на гору и поищи, вот тебе кольцо обнаружения чар, пригодится.
– Слушай, Кайе, а может она того… Грибочков каких съела за ужином? Как можно доверять глю… эээ, видениям?
– Вот и я так думаю, – понизив голос, сказал Кайе. – Но мадам эта тут большая шишка, её надо слушать. Ступай, ни пуха, ни пера.
Послав Кайе к чёрту, мы с квамой отправились на пристань. Эбенгард – Тель Бранора – Молаг Мар – таков был наш маршрут. От Молаг Мара мы отправились на север, потом свернули немного на запад – вот и дверь в пещеру.
Надо сказать, что пещер, туннелей и коридоров я боюсь до судорог, поэтому перед входом я помедлила.
– Ну иди, чего встала? – довольно нелюбезно спросил квама.
– Я боюсь!
Квама лишь презрительно фыркнул. Я продолжала:
– И вообще, нам же сказали, что посох лежит НА горе, а не внутри неё. Так что сначала нужно осмотреть всё снаружи.
– Умный в гору не пойдёт! – заявил квама.
– Конечно. Вот я и не иду в гору, я иду НА гору, – ответила я и начала триумфальное восхождение.
На вершине горы меня ждала ценная находка – скелет альпиниста. Своими выбеленными ветром пальцами он сжимал посох, и пришлось немало потрудиться, прежде чем удалось его выдернуть. Когда же я сняла со скелета поясок и амулет, он рассыпался в прах.
– Hiro hon hidh ab 'wanath, – прошептала я, и пошла вниз. Мне было грустно. Лежит такой неприкаянный, одинокий, продуваемый всеми ветрами на горе…
Я отдала Кайе Посох Позора и личные вещи Линуса только после того, как он дал мне клятвенное обещание устроить несчастному альпинисту последний приют и справить поминки.
– Для тебя всё, что угодно, – заверил он меня. – Прямо сейчас и займусь, а ты пока отправляйся в Хла Оуд. Там найдёшь аргонианку Окур, она тебе всё расскажет. Вот, возьми рубашечку и кольцо, это тебе за работу.
Сложив новое барахло в рюкзак, я отправилась в Хла Оуд. Домик Окур долго искать не пришлось, деревенька эта крохотная. Обычно все очень удивляются при виде меня и квамы, хотя мне это непонятно. Окур тоже не стала исключением и вытаращилась на рабочего.
– Кратко и по существу, пожалуйста, – попросила я.
– Конечно, конечно. Видите ли, в чём дело. Живу я себе спокойно, никого не трогаю, и вдруг ни с того, ни с сего начал мне являться во сне дух одной женщины, Джуллиэль Аумин. Она плачет, говорит, что её убили четыре контрабандиста: Дадли, Ларисус Дергиус, Ралос Отреним и Тервам Дрелас. Они также забрали её амулет, который теперь необходимо вернуть мужу Джуллиэль. Она говорит, что не успокоится, пока амулет не вернут, а контрабандистов не отправят на тот свет. Ваша слава впереди вас бежит, синьорина. Помогите, а? – аргонианка умоляюще заглянула мне в глаза. – Я уже неделю не сплю.
Porca miseria, опять мокруха! В Морроуинде человека грохнуть – как чихнуть, человеческая жизнь ничего не стоит.
– Где же эти негодяи? – спросила я.
– Да тут, недалеко! Пойдёшь из деревни по дорожке на юг, а скоро слева от тебя будет пещера Ясамси. Иди по дорожке, ни за что не пропустишь! – засуетилась Окур. Я нечеловеческим усилием подавила свой ужас и выскочила из её хижины.
Пещеры! Если бы вы знали, как я боюсь пещер! Люди, прославляющие меня на всех углах и называющие меня Нереварином, и понятия не имеют, как плакал от страха этот самый великий Нереварин, когда ему предстояло войти в Илуниби и погребальные пещеры Уршилаку, а уж про Когорун, Веминал, Одросал и Дагот Ур я вообще молчу! В темноте герой Нереварин превращается в трусливого зайца, боящегося звука своих собственных шагов.
Когда я, занятая ужасными воспоминаниями, добралась до пещеры Ясамси, дух мой был окончательно сломлен. Я уселась на поваленное дерево, чтобы немножко прийти в себя, квама топтался рядом.
– Квамсик, я боюсь! У меня пещерофобия.
– Да ладно тебе. У тебя же кольцо Азуры есть! – отозвался квама, с хрустом жуя какую-то траву.
– Всё равно боюсь!
– Иди, иди. Раньше сядешь, раньше выйдешь. Там же не Шестой Дом заседает, а контрабандисты.
При словах «Шестой Дом» мне стало совсем худо.
– Не пойду!
– Ну и не ходи! – кваме, в сущности, было наплевать. Его больше занимал аппетитный куст, растущий поблизости.
Я вдруг представила, как будет смеяться Кайе, если я расскажу ему о своей неудаче. Ну уж нет, никому не позволю поднимать себя на смех!
– Квасик, стой на шухере, я пошла!
Квама прочавкал что-то нечленораздельное. Я вошла в пещеру.
Сначала всё было тихо. Я постояла немного, а потом вызвала огненного атронаха –надоело, знаете ли, самой людей мочить.
– Пойдём, позажигаем!
За первым же поворотом обнаружился воинственный редгард.
– Кто такие? – грозно поинтересовался он.
– Перепись населения! – бодро ответила я. – Ваше имя?
– Дадли… – редгард слегка опешил.
– Дадли? Ух ты! А ты читал Гарри Поттера, там тоже был такой мальчишка Дадли, очень толстый и противный, он всё время Гарри доставал.
Видимо, редгард не читал Гарри Поттера, потому что он выхватил меч и набросился на меня.
– Расскажи Дадли про Поттера, а я дальше пойду, – напутствовала я атронаха.
Далеко идти не пришлось – буквально в нескольких шагах стоял данмер в вычурной мантии.
– Эй, атронах, когда с Дадли закончишь, ещё и вот с этим разберись! Он, похоже, тоже Гарри Поттера не читал, – крикнула я и пошла дальше.
Впереди забрезжил свет, и я увидела имперца, раскладывавшего на ящике пасьянс. Он сидел ко мне спиной и не видел, как я подкралась.
– Нельзя класть вальта на короля! – сказала я, заглянув ему через плечо. Имперец так и подскочил.
– Сейчас я положу свою клеймору на твою башку, босмер! – взревел он.
Осуществить свои планы он не успел по причине скоропостижной смерти. Мой атронах быстр и смертоносен.
Остался ещё один – данмер Ралос Отреним. Облачённый в хитиновые доспехи, он беспокойно бегал на каком-то балкончике.
– Тебе конец! Ты умрёшь! – орал он, уткнувшись носом в стенку.
– Да, похоже Ралос застрял. Ступай, помоги ему выбраться!
Здоровенный атронах легко взбежал по лестнице наверх. Обожаю огненных атронахов, сколько в них силы, красоты и грации! Разобравшись с последним контрабандистом, мой горячий друг испарился. Мне осталось лишь найти амулет.
Амулет обнаружился в кармане у Ралоса. Боже мой, если бы вы видели, сколько в этой пещере было пустых бутылок (и полных тоже)! Их бы все сдать – на персонального силт-страйдера хватило бы. Контрабандисты оказались ко всему прочему ещё и алконавтами.
Победным маршем выходила я из пещеры Ясамси. Амулет Джуллиэль крутился у меня на пальце, словно пропеллер. Передав его Окур, мы с квамой отправились назад, в Эбенгард. Там нас ждал радостный Кайе с очередными магическими свитками.

– У меня больше нет для тебя заданий, – сказал он.
– А повышение?
– Вызыватель! Тут тобой кое-кто интересуется. Да-да. Лалатия Вариан, наш оракул.
О нет! Только не эта блаженная! Кайе ласково подтолкнул меня к алтарю.
– Не бойся, я с тобой! – шепнул он и отошёл. Лалатия строго посмотрела на меня.
– Наслышана о твоих успехах. Думаю, ты мне пригодишься.
– Эээ…
Лалатия не дала мне закончить умную мысль.
– Быстро приноси клятву верно служить девяти! Ты клянёшься?
– А…
– Отлично! Слушай меня! – возгласила она замогильным голосом. – Я видела ветер на руке темного эльфа. Я видела отблеск пламени на лице гнома. Я видела Кольцо во Тьме. Но безымянной была разверстая каменная пасть.
– E allora? – недоумённо спросила я.
– Принеси мне Кольцо Ветра!
Больше Лалатия не произнесла ни слова. Я испуганно переглянулась с Кайе, пытаясь найти хоть какую-то логику в её словах. Тот поманил меня пальцем.
– Сейчас выйдешь, сразу направо, в Имперской комиссии найдёшь Ллаалама Дредила, он тебе весь этот бред переведёт. Если что, обращайся всегда к нему, он мужик умный и добрый, всегда поможет.
Из часовни направо, в другую дверь. Там немного вперёд и опять направо, где маячит данмер в жёлтой мантии. Не доходя до него, справа есть винтовая лесенка – по ней наверх.
Ллаалам Дредил оказался одноглазым данмером с весёленьким хвостиком на макушке, он о чём-то вполголоса беседовал с герцогом Ведамом Дреном. Выслушав мой рассказ, он призадумался.
– Вот что, я пока что подумаю, а ты, будь любезна, сходи в ВИК, отнеси это письмо Джей'Жирру.
Джей'Жирр, получив письмо, вскрыл его, прочитал, похмыкал, почесал в затылке и быстренько накатал ответ. Ллаалам в благодарность дал мне 75 золотых и рассказал, что означают глюки Лалатии.
– Есть такая башенка, Тель Арун. К западу от неё на материке есть пещера Намму, что значит «Безымянная». Сдаётся мне, надо тебе топать в эту пещерку, а там уж действуй по обстановке.
Ну спасибо, родной! Вечно меня пошлют к чёрту на рога. В пещере могло быть опасно, так что кваму я решила оставить на попечение Кайе. Ненавижу пещеры!
Пещера Намму и правда отыскалась к западу от Телль Аруна. Там толклось очень много всякого народа, в большинстве своём агрессивно настроенного. Лить кровь людей, словно воду из чаши, мне абсолютно не хотелось, так что я, будучи невидимой, просочилась на высоооокий балкон, где топтался мужчина в синей мантии и гномском шлеме. Не люблю, когда люди носят шлемы, мне приятнее видеть живое лицо. И вообще, при разговоре с дамами головной убор положено снимать… А может, Гальмис Дрен, очарованный моей неземной красотой, сам отдаст мне колечко? Решено, попробую решить всё путём мирных переговоров. Дрен – благородное семейство, не должен их представитель броситься на слабенькую девушку с кулаками.
Наши с Гальмисом мирные переговоры длились не более десяти секунд, после чего мне пришлось силой вколачивать в него разумное, доброе, вечное. Он оказался довольно сильным боевым магом, да куда ему с голыми пятками против шашки… Кольцо Ветра оказалось у него в кармашке, Лалатия будет рада.
На балкончике стояло очень много разных ящиков и бочек, в которые я не преминула сунуть нос. В одном из ящиков нашлось несколько пепельных статуэток. Непорядок! Статуэтки я конфисковала.
– Извините, миледи, – раздался голос сзади.
Я резко обернулась, выхватывая кинжал. Передо мной стоял полуголый редгард.
– Извините, меня зовут Йон Хокер, меня, видите ли, похитили… Не найдётся ли у вас лишнего СБВ?
– Чего не найдётся?
– Свитка Божественного Вмешательства!
СБВ у меня нашёлся, и даже не один. Благодарный Йон вручил мне светящиеся перчатки и исчез. Я же, вновь сделавшись невидимкой, выбралась из пещеры. Теперь мне предстояло найти озеро лавы. Ближайшее такое озерцо обнаружилось на юго-западе, и я утопила в нём все пепельные статуэтки. Лава молча приняла странный дар. Надеюсь, долго эти статуэтки там не протянут…

Лалатия Вариан была в восторге от моего рассказа. Она сказала, что этот Йон Хокер на саамам деле – бог Зенитар, принявший человеческий облик. За работу она дала мне кольцо Акатоша, а потом закатила глаза и изрекла следующую порцию бреда:
– Через двери Берандаса, в безмолвных пещерах, под крыльями сумрака, прах спит в сапогах, что носил Талос. Принеси же мне эти ботинки! – воскликнула она, и умолкла.
Наученная Кайе, я снова пошла к Ллааламу Дредилу. Тот перевёл этот бред так:
– К югу от Гнисиса есть крепость Берандас, но она не простая, а с секретом. Там у них под землёй ходы понарыты, говорят, метро хотели строить, да так и не достроили. В общем, тебе надо идти в эти подземелья, найти там труп и снять с него обувку.
– Фу, мерзость какая!
– А кому сейчас легко? – пожал плечами Ллаалам.
Повидавшись с квамой и угостив его сахарком, я отправилась в Берандас. Кайе хорошо заботился о моей скотинке, квама даже не обиделся, что я не беру его с собой.
Берандас находился совсем недалеко от Гнисиса. Приняв для храбрости киродиильского, я вошла внутрь. Боже мой, что за беспорядок там царил! Мебель перевёрнута, посуда разбросана, как после татаро-монгольского нашествия. Первому же встреченному даэдроту я учинила допрос с пристрастием:
– Был на квартиру налёт?
– Нет.
– К вам заходил бегемот?
– Нет.
– Может быть, был ураган? Или взорвался вулкан?
– Нет. Просто приходил дремошка, поиграли мы немножко… – виновато ответил даэдрот.
– Через полчаса вернусь, чтоб тут Версаль был! – рявкнула я и направилась на нижний уровень.
На нижнем уровне было и того веселее. В большом зале крылатые сумраки, огненные и грозовые атронахи, дреморы и алчущие окружили инеевого атронаха, который, привязав к ботинкам по даэдрическому кинжалу, выделывал умопомрачительные трюки: четверные тулупы, тройные аксели, дорожки шагов и лутцы. Публика хлопала в ладоши и свистела.
– Это что за чудо? – спросила я ближайшего дремору.
– Да вы что! Это же великий фигурист, Морозко!
Да, такие таланты пропадают! Пока увлечённые зрелищем даэдры не разобрались, что к чему, я быстренько протолкалась ко входу в подземелья. Там я устремилась в левый коридор к одиноко лежащему скелету, перебила двух крылатых сумраков и стянула со скелета гномские ботинки. Потом я взглянула наверх и увидела там какие-то каменные спирали. Надо проверить, решила я. Летать я умела и без Ботинок Апостола.

Volare, oh, oh!
Cantare, oh, oh, oh, oh!
Nel blu, dipinto di blu
Felice di stare lassu

Не знаю, у кого как, а у меня заклинание левитации звучит именно так. Распевая его во всё горло, я вознеслась на высоченный уступ. Там, среди костей, на большой светящейся сыроежке сидела симпатичная бретонка и полировала ногти. Завидев меня, она вскочила и затарахтела, как пулемёт:
– Ой, здравствуйте! Я Ама Нин. Ой, вы знаете, я тут шла мимо, а на меня напали крылатые сумраки и затащили сюда! У них там внизу шоу, Морозко выступает, а я сижу тут уже который день, спуститься не могу. У вас СБВ не найдётся?
Я усомнилась в словах Амы Нин. Крылатые сумраки с трудом поднимаются на полметра от земли, как они могли затащить её на такую высоту? Но СБВ я для неё не пожалела.
– Ой, спасибо! Вот, возьмите это, и вот это! – сунув мне в руки какие-то тряпки, Ама Нин исчезла. Я развернула подарки – зачарованную красную рубашку и юбку. Размер вроде как мой. Пожав плечами, я отправилась восвояси.
Внизу Морозко уже закончил выступление, и теперь даэдры закидывали его рубинами, изумрудами, бриллиантами и жемчугом. Довольный атронах раскланивался на все стороны. На верхнем уровне Берандаса не было никаких следов уборки. Мерзкие даэдроты куда-то сбежали, очевидно, опасаясь моего гнева.
Оракул за работу подарила мне найденные Ботинки Апостола (очень надо) и сказала, что Ама Нин – это не Ама Нин, а богиня Мара в человеческом облике. Во как! Я приготовилась выслушать очередной глюк, произнесённый замогильным голосом, но оракул выглядела какой-то расстроенной.
– Послушай, ты слышала что-нибудь о Ледяном Клинке Монарха? – спросила она.
– А то как же! Про него писалось в книге «Легенды Тамриэля», которую я… которую мне… эээ, подарил Ягрум Багарн в Корпрусариуме.
При упоминании лазарета в Тель Фире оракул отступила на шаг.
– Да не бойся, меня же вылечили, – успокоила я её.
– Хорошо. Слушай. Одна дамочка, Адусамси Ассурнарайран отправилась на поиски этого клинка в данмерскую крепость Ротеран, что на Шигораде. Что-то ни её, ни клинка давно не видать, ты бы сходила, разобралась, в чём там дело.
– Блин, Лалатия, а никуда поближе нельзя сгонять? В Суран, например… Тамошний новый мэр мне и моему кваме будет рад. Кино с ним посмотрим, «Братва и Кольцо». Почему все задания нужно выполнять так далеко?
Но Лалатия лишь презрительно нахмурилась и указала мне на дверь. Квама на этот раз увязался за мной.
– Ничего, квасик, – утешала я его, пока мы топали на пристань, – в Суран потом съездим. Пряников мэру отвезём.
Из Эбенгарда в Садрит Мору, а оттуда – в Дагон Фел, на остров Шигорад. Сдаётся мне, именно про этот остров пел Гена в фильме «Бриллиантовая Рука». В Дагон Фел мы приплыли поздно и решили заночевать в доме Итара Благородного, я вскрыла его довольно давно и теперь всегда там останавливаюсь. Итар вроде как не возражает, наверное, потому что ничего не знает.
С утра, подкрепившись и оставив на столе золотой, мы с квамой направились прямо на юг, в данмерскую крепость. Не успели пройти и сотни метров, как увидели шалка.
– Смотри, квасик, чего покажу. Эй ты, вонючка, а ну, иди сюда! – крикнула я шалку. Тот сразу же повернулся и засучил ножками, направляясь к нам. Он угрожающе щёлкал челюстями.
– Видишь, квася, шалк нас слышит. По быстрому, пока жук не успел выдать приветственный салют в виде огненного шара, я проампутировала ему все шесть ног. Потом мы с квамой отошли подальше.
– Эй ты, навозник-переросток, а ну, догони попробуй! – снова крикнула я. Шалк не шевельнулся.
– Ну так что, квасилий? Какой отсюда вывод? – спросила я. Квама пожал плечами.
– Эх ты, дуралей. Отсюда вывод: шалк без ног не слышит! – поучительно сказала я, и мы продолжали наш путь.
Ротеран встретил нас довольно мирно. Две данмерки грелись на солнышке у входа, я попросила их присмотреть за квамой. Квама сказал, что он и сам может за ними присмотреть, но так как дамы не знали языка зверя, они ничего не поняли. Я же направилась в Общую Хижину, где на меня набросился данмер.
– Извините, ошиблась дверью! – пискнула я и выскочила на улицу. Значит, идти надо на Арену, решила я, в Арочном зале всё равно ловить нечего.
На Арене было интереснее, слышались голоса, шаги, смех. Я прочитала заклинание невидимости и пошла на звук. Внизу я увидела целую кучу рабов и, разумеется, загорелась желанием их освободить. Но, к сожалению, когда я проходила мимо данмера по имени Лларен Терано, я снова стала видимой. Когда перед ним из ниоткуда возник босмер, Лларен сначала офигел, а потом накинулся на меня с длиннющим мечом. За что я не люблю длинные клинки, так это за то, что ими размахиваться долго. Пока Лларен заносил свой клинок, я нанесла ему точный удар в сердце. Жалко, конечно, мужика, но что поделаешь. С трупа я сняла ключик от кандалов, колечко с гравировкой «На память Адусамси от Пусика» и мантию с вышивкой «Адусамси» на манжете.
Затем я принялась за дело: выдавала рабам пособие по 10 монет, потом отпирала их наручники и отпускала восвояси. В одной из рабских камер обнаружилась гончая никс. Странные у них рабы, подумала я. Наверное, это гужевой транспорт. Бедняжка Адусамси сидела в одной камере с хаджитами.
– Спаси меня! Помоги! Я не могу выбраться, башка совсем не варит! Отбери у Лларена Терано моё кольцо! – завопила она, вцепившись в меня.
– Да погоди ты, не тараторь! Кольцо твоё у меня, и мантия. Давай наручник-то отопру.
Но Адусамси выхватила у меня колечко и исчезла. Наверное, торопилась к Пусику. Я освободила остальных рабов, сделалась снова невидимой и ушла. Ледяной Клинок Монарха цеплялся за всё, что только можно, больно бил меня по ногам и вообще мешал несказанно. Пришлось приторочить его к кваме.

– На, блин, забери свой ножик! – я швырнула клинок на алтарь перед Лалатией. Та опешила.
– А за каким он мне? Это тебе, за работу. И вот ещё, Адусамси забегала, колечко велела передать. Оно с Божественным Вмешательством.
– У меня уже есть такой амулет, так что не надо. И клинок не надо, слишком длинный. Кстати, как бы Адусамси передать её мантильку?
– Не знаю… На ней уже другая была. Забирай и меч, и кольцо, у меня и так полно всякого барахла! – навязав мне абсолютно ненужные вещи, Лалатия закатила глаза и хотела было изречь очередную порцию бреда, но мы с квамой быстро сбежали. За нами выскочил Кайе.
– Вы куда это?
– Домой! У меня выходной должен быть, или нет? Я не помню, когда последний раз спала в постели, всё в каких-то корабельных гамаках, а то и на силт-страйдере верхом. Отдохну, тогда вернусь.
– Ну-ну. Счастливо отдохнуть. Теургис!
– Сам ты теургис!
– Не, я адепт, а ты теперь теургис. Ещё один шажок, и будешь Примасом! А как ты будешь проводить выходной? – с надеждой спросил редгард.
– В «Южной Стене» в Балморе буду зажигать. Там весь бомонд собирается!
Кайе вздохнул и пошёл назад в часовню.
Ледяной клинок я воткнула дома в пол, теперь он у меня вместо вешалки.

Через два дня мы с квамой вернулись. Лалатия, завидев нас, обрадовалась и быстренько дала новое задание.
– Жил был Дро'Фаран Упрямый, а в услужении у него был целитель Урйорад. Но злые колдуны Карекальмо и Мерриаран убили их и похитили Свиток Яростного Огня! Иди, отомсти за Дро'Фарана и Урйорада.
– Да я их и не видела никогда! – возмутилась я. – С какой стати я должна за них мстить?!
– А Примасом стать хочешь? – ехидно усмехнулась Лалатия. Я вздохнула.
– Куда идти-то?
– В даэдрическое святилище Ашалмимикала, что к югу от Гнаар Мок или к западу от крепости Хлормарен. Вперёд.
Кваму я опять оставила с Кайе.
Ашалмимикала находилась на острове сильно к югу от Гнаар Мока. Из комнаты со статуей, стоящей в воде, я пробралась в другой коридор, и скоро наткнулась на двух альтмеров. Неподалёку лежал труп хаджита Урйорада. Альтмеров я убивать не стала, только прихватила со столика свиток Яростного Огня и утекла.

Похоже, Лалатия была недовольна моим нежеланием мокрушничать. А как иначе объяснить её последнее, совершенно бредовое задание?
Привычно закатив глаза, она произнесла своим замогильным голосом: «Тебе предназначено вернуть боевой молот Крушитель Черепов. Он находится в скрытых руинах Даэдр, куда можно попасть только через Чертоги Мертвых».
Я с надеждой поскакала к Ллааламу Дредилу, но тот лишь пожал плечами:
– Скрытые руины даэдра? Первый раз слышу. Чертоги Мёртвых? Это может обозначать абсолютно любую данмерскую родовую гробницу.
– Так это что же, мне все гробницы Морроуинда обшаривать?!?!
Ллаалам только вздохнул.
– Да, здорово Лалатию на этот раз заколбасило, – пробормотал он.
Все остальные серокожие учёные и разведчики говорили тоже самое. Вконец расстроенные поплелись мы с квамой в Балмору. С горя я даже не дошла до «Южной Стены», а ввалилась в Клуб Совета. Там я напилась до совершенно невменяемого состояния и вскоре уже плакалась в жилетку из кожи нетча некоей Вадузе Сатрион.
– Вот, послала меня баба блаженная туда, не знаю куда, за каким-то молотком… Скрытые руины даэдра ищи, говорит, в которые вход через гробницу. Тут у вас рядышком есть гробница Тарис, но там никакого входа нет…
Вадуза отпихнула меня.
– Причём тут Тарис, нужная гробница вообще в другом полушарии! Руины называются Ануднабия, они около Садрит Моры. А ну, кругом шагом марш!
Я быстренько закусила листиком хальклоу и, окрылённые надеждой, мы с квамой понеслись в Гильдию Магов и телепортировались в Садрит Мору. К востоку от города и правда возвышались даэдрические руины, я ободрала все коленки, но входа так и не нашла. Зато к северо-востоку от руин был маленький островок, а на нём – родовая гробница Омаренов. Поскольку никаких других Чертогов Мёртвых поблизости не наблюдалось, я оставила кваму на шухере, а сама пошла внутрь.
В гробнице было много всего – скелеты, дреморы, грозовой атронах.
– Вы зашли на частную территорию! Предъявите документы в развёрнутом виде! – строго сказал дремора.
– А что тут у вас за… заведение? – спросила я.
– Закрытый клуб «Кузница Хильбонгарда», только для даэдр. Вход по пропускам.
Я вытащила кинжал Чёрных Рук.
– Вот мой пропуск!
Дремора больше не возражал, и я полезла в туннель в стене. Он вёл куда-то вглубь, изгибался и поворачивал и закончился… водопадом.
– Тьфу ты, чёрт, вечно в этих руинах промокнешь! – выругалась я и прошла под ледяным душем. Справа я увидела дверь с табличкой:

КУЗНИЦА ХИЛЬБОНГАРДА
24 часа
вход по пропускам
!только для даэдр!

– Говорили мне, ищи даэдрические доспехи, а я всё носом вертела! Сейчас глядишь, и за дремору бы сошла. Или за детёныша дреморы. Ну да ладно, пойду так.
Изнутри кузница была залита водой, которая оказалось неожиданно тёплой. Я шла всё время вперёд. В самом последнем зале разлилось озеро лавы, жара там стояла, как в аду.
– Наверно, тут у них баня, – сказала я самой себе. – А вон и банщик!
Банщиком тут работал огненный атронах. Я прикидывалась и дреморой, и крылатым сумраком, и даже скампом – не сработало. Пришлось показать ему свой пропуск, только тогда он успокоился.
– И где же тут Крушитель Черепов? – недоумевала я.
– Посмотри наверх! – сказал мне внутренний голос. Я посмотрела.
Под потолком, в нарушение всех законов физики, висел сундук с нехилым замочком и ловушкой.
– А ведь в гробнице ты видела какой-то ключик, наверное, как раз от этого сундука! – ехидно сказал внутренний голос. Послав его ко всем чертям, я вскрыла сундук заклинанием, а потом начала ковырять замок щупом. Ловушка разрядилась только тогда, когда щуп превратился в штопор.
В сундучке оказался искомый Крушитель Черепов, поблизости тоже валялось много полезных штук – оружие, книги, зелья. Прихватив то, что казалось нужным, я поспешила назад.
Объевшийся квама развалился на песочке и мурлыкал песенку.
– Ну что, нашла? – спросил он. Я предъявила ему молоток.
– Тьфу. Лучше бы там болотный тростник лежал! – фыркнул квама.
– Тебе лишь бы пожрать! Пошли домой, – разозлилась я. Хотя, молоточек и правда оказался ненужным.

В Эбенгардской часовне было пусто, только Лалатия стояла у своего алтаря. Придирчиво осмотрев Крушитель Черепов, она вернула его мне.
– Владей!
– Очень надо…
– И это вместо спасибо! – возмутилась Лалатия. – Кстати, у меня для тебя сюрприз.
– Какой? И где весь народ?
– Народ весь в «Шести Рыбах», отмечает твоё вступление в должность Примаса! Пошли скорей, пока всё без нас не выпили.
Я опешила.
– И что, даже на дуэли ни с кем драться не надо? – не смея верить своему счастью, спросила я.
– Фи! Мы тут цивилизованные люди, а не мясники. Ну, идём?
От радости я подскочила аж до потолка.
– Урррааа, Лалатия!!! Идём, сейчас, дай только носик напудрю…

The END.

© Профессор Морровиндского Университета
Леди Nat

Наш форум

Если у Вас остались вопросы, которые требуют наших ответов - Добро пожаловать на семинарские занятия в нашем форуме по TES III: Morrowind. Здесь же Вы можете ткнуть Профессорско- преподавательский состав нашего университета в найденные Вами в наших текстах ошибки. А мы признаем, что их у нас - может быть.

С уважением.

Профессор Вварденфеллологии,
Ректор Университета Морровинда                               Judge_Den aka Бьорн.

E-mail:bjorn@plotinka.ru

© GOhardrock aka O'Legus