Университет Морровинда    

Приветствую  Путник, добро  пожаловать  на  официальный  сайт  Университета  Морровинда.

Сандас. 24.Месяц Огня очага.17 г. III эпохи



Навигация MorroWorld




ВСЕМ ВСТАТЬ: TRIBUNAL идёт

Автор:
- Профессор Nat aka Нат.

Выйду ночью в поле с конём
Ночкой тёмной тихо пойдём
Мы пойдём с конём по полю вдвоём
Мы пойдём с конём по полю вдвоём

Так пела я, шагая из «Южной Стены» домой. Правда, коня у меня не было, зато был квама, который подпевал на квамском языке. Моим домом в ту ночь выпало быть особняку Кая Косадеса, в Альдрун тащиться было неохота.
– Дверь запри, – сказал квама, когда мы пришли.
– Да ладно, – отмахнулась я. – Кто может придти-то?
С этими словами я завалилась спать. Мне снился прекрасный рыцарь Габриэль, он бегал по зелёному полю, его длинные волосы развевались на ветру, вокруг восторженно ревела толпа. Метким ударом мой рыцарь сердца послал мяч в ворота, ликующие болельщики вскочили на ноги и… вдруг всё исчезло, и откуда ни возьмись появился Путин. Он грозно посмотрел на меня, достал меч и крикнул: «В сортире замочу!» Я проснулась и поняла, что это был не сон: рядом с кроватью стоял чёрный человек с занесённым клинком. Я успела увернуться, и меч, брызнув ядом, перерубил подушку.
– ОЙ!!! Следующим взмахом меча чёрный человек отхватил лоскут от моей кружевной ночной рубашки.
– Квамаааааааааа!!! – завопила я. Из-под стола выскочил разбуженный квама, набросился на незнакомца, профессионально повалил его на пол и вытер об него все четыре ноги. Я схватила убийцу за шиворот:
– А ну, колись, негодяй, на кого работаешь?
Но чёрный человек только хрустнул зубами и испустил дух.
– Это он ампулу с ядом разгрыз, – догадалась я. – Блин, козёл, ночнушку мне испортил. Как ты думаешь, кто бы это мог быть?
– Бывший бойфренд! – предположил квама.
Я проворно стащила с ассасина шлем.
– Нет, не он.
– Тогда пойдём в милицию!
– Пойдём. Погоди, дай мантильку надену…

Стражник Хлаалу, услышав мою историю, отскочил.
– Даа, влипли вы, мутсера… Не знаю, чем вы насолили Тёмному Братству, но лучше держитесь от меня подальше!
– Ну ни фига себе! Моя милиция меня бережёт, да?
– Вот что: идите-ка вы в Эбенгард, найдите там Апплеса Матиуса, он вам побольше расскажет, – быстро сказал стражник и позорно сбежал.
– Ох, квасилий, чую, добром это не кончится. Пойдём, соберём вещи.
Мы с квамой вернулись домой, забрали оружие и доспехи, и отправились в Эбенгард. Апплес Матиус стоял на лестнице, ведущей в башни Имперского Легиона. Он внимательно выслушал меня, и тут же «успокоил»:
– Это вас кто-то заказал. Вам бы нужно отправиться в Морнхолд, на материк, и разобраться, что к чему.
Я возмутилась.
– А как насчёт стражников? И вообще: разве Нереварину не положена охрана?
– Нереварину охрана? – усмехнулся Апплес. – Да от вас от самой нужна охрана. Я думаю, раз уж Тёмное Братство не могло вас убить сначала, то не сможет и потом. Один облом всегда тянет за собой другой! Так что идите в покои Верховного Совета, найдите там Асьен Рейн, она телепортирует вас в Морнхолд. Засветите там всех по-взрослому!
Мы с квамой потащились в Верховный Совет. Бретонка в красной мантии вытаращилась на нас.
– Что, и ЕГО тоже телепортировать?
– Конечно.
– Но…
– Быстро!
Асьен взмахнула руками, нас окутала сплошная тьма, закрутило, завертело и понесло куда-то. На какую-то секунду далеко-далеко внизу я увидела тёмное море, но его тут же скрыла мгла. Приземлились мы с квамой в тёмно-зелёной комнате, я упала на что-то мягкое и тёплое, а квама, судя по грохоту доспехов, опять приземлился на стражника. Из-под меня раздалось какое-то сдавленное сипение.
– Ссс… ссссс… ахххх…
– Что? – я посмотрела вниз: оказалось, я упала прямо на ящера в фиолетовой мантии.
– Сссслезь ссссс меня…
– Ой, извините! – я быстро вскочила. Ящер тоже поднялся и завертел головой, потирая ушибленный зад. Рядом матерящийся стражник тщетно пытался сдвинуть с себя тяжеленного кваму.
– А, Нереварин! – сказал ящер. – Кто же ещё мог так эффектно появиться?
Я поспешила стащить с посиневшего стражника кваму, который тут же принялся есть цветы, громко хрустя и чавкая.
– Извините! Надеюсь, он не очень вас ушиб?
Стражник сел, оглядел свежие вмятины на доспехах и сказал:
– Не будь вы Нереварином… – из-под шлема его голос звучал глухо и страшновато.
– Извините ещё раз. А вы, случайно не подскажете, где бы мне разыскать Тёмное Братство?
Стражник, по-прежнему сидя на полу, отодвинулся от меня.
– А… зачем вам?
– Да вот, кто-то им меня заказал, хочу разобраться.
Стражник отодвинулся ещё подальше, потом встал и поспешно выбежал вон.
– Мда, слышал я про твои причуды, Нереварин, но не предполагал, что ты совсем без башни, – подал голос рогатый ящер. – Ну кто ж так в лоб спрашивает-то? Надо потихоньку, намёками, осторожно.
– Ну так где мне всё-таки найти этих чертей? – топнула я ножкой.
– На базаре. Ели быть точным: в канализации базара, – ухмыльнулся ящер.

Выйдя из дворца, мы огляделись. Морнхолд мне определённо нравился, весь такой зелёный, приятный… Как под водой!
– Не подскажете, как пройти на базар? – спросила я очередного стражника.
– Через внутренний двор Храма, – ответил тот.
Храм мне тоже понравился, большой и необычный. Правда, он несколько напоминал какую-то космическую базу. Морнхолдские дамы щеголяли в эффектных нарядах, я вся обзавидовалась.
– Первым делом найдём магазин одежды, а потом уж и в канализацию полезем! Хотя нет, первым делом поедим.
Поесть мой квама никогда не против, на базаре мы купили кое-какой снеди и уселись на ступеньках, разглядывая народ. Прохожие таращились на кваму, но мы к этому уже привыкли и не обращали внимания.
– Ты умрёшь! – гаркнул кто-то у меня над ухом. Молниеносным движением я выхватила метательную звёздочку и кинула её через плечо, раздался сдавленный крик и звук падения. Я обернулась: на земле лежал данмер в мантии.
– Совсем стыд потерял! – к нам подбежал другой данмер. – Этот парень ходил тут и похвалялся, что он-де великий маг и всех положит одной левой, вы поглядите только, на девушку со спины набросился!
– Да ничего, он и сделать ничего не успел, слабаком оказался, – успокоила я прохожего.
– Его фамилия Велас, у него ещё должен брат быть, в Годстриче живёт, вы бы сходили к нему, поговорили.
– И то верно! – я отстегнула от пояса убитого ключик, и мы с квамой направились в жилой сектор – Годстрич. Поместье Велас отыскалось быстро, внутри нас встретил мрачный данмер.
– Говоришь, брательник мой на тебя напал? Ну-ну… Отморозок был ещё тот, и, ИМХО, получил по заслугам. Да… Но он мне всё же брат, так что я должен отомстить за него! – с этими словами он вызвал кучу нежити, и вся эта ватага кинулась на нас.
– Квасилий, отступаем! – мы быстро попятились на второй этаж. Квама спрятался в комнате, а я осталась на лестнице, в самом узком месте. Первая же Золотая Святоша, попытавшаяся подняться по ступенькам, получила смачный удар пяткой в нос. Падая, она повалила остальных, образовалась куча-мала, и тут я прицельным попаданием отравленной звёздочки прервала жизненную нить мага. Нежить разнесло на атомы, я перевела дух.
– Квасилий, вылезай, всё кончилось, – позвала я. Квама осторожно выполз из спальни. – Ну вот, видишь, теперь у нас и дом есть, в гостиницу идти не надо! Уф…

Сложив вещи в нашем новом доме, мы с квамой отправились на прогулку. Посидели в «Крылатом Гуаре», потаращились на новых индорильских истуканов, потом заглянули в Зал Мастеров.
– Доспехи на заказ не желаем? – осведомился кузнец.
– Да вроде нет, – пожала я плечами.
– Ну всё равно, возьми прайс, вдруг надумаешь.
Я подошла к орку в доспехах.
– Здравствуйте…
– Привет.
– Скажите, а вы можете…
Выслушав меня, орк покивал и захихикал. Я, покраснев, отдала ему Золотую Марку.
– Завтра с утречка приходи, – сказал он.

Рядом с Залом мастеров был музей артефактов, куда мы не преминули заглянуть. Странно, но все полки там были пустые.
– А где же экспонаты? – спросила я.
– Пока у нас только один, Молот Стендарра, но если вы захотите продать нам что-нибудь, то мы с радостью купим, – сказала мне смотрительница.

Ночью никаких чрезвычайных происшествий не было, если не считать того, что вечноголодный квама на рассвете решил попробовать кактус.
– Ну и дурак, будешь знать теперь! – ругалась я. – Что ты всё в рот тащишь? Ел бы капусту!
Квама лишь обиженно тарахтел и отплёвывался. Позавтракав какими-то бутербродами, я облачилась в стеклянные доспехи. Мне было немного страшновато лезть в канализацию, не люблю я подземелья! Для поднятия боевого духа я выпила кружечку Липтона, и сразу жить стало лучше, жить стало веселей.
– Ну что, квасилий? Пора идти в отстойники, – констатировала я.
– Пойдём!
– Пойдём! Ты остаёшься сторожить дом.
– Ладно.
Какой всё-таки пофигист этот квама! Ему везде хорошо, всё ему параллельно. Перед экспедицией в отстойники я забежала в Зал Мастеров.
– Ну что? – с замиранием сердца спросила я орка.
– Гы-гы-гы, держи! – рукоятью вперёд он протянул мне мой золотой меч. Я посмотрела на клинок: у рукояти изящной готической вязью было выгравировано одно-единственное слово:

Gabriel

Я расцвела, как майская роза, поблагодарила орка и выбежала на улицу. Да с таким мечом мне никакое Тёмное Братство не страшно! Да я им сейчас устрою одиннадцатое сентября! Всех в сортире замочу! Рога поотшибаю!
Я с разбегу сиганула в канализационный люк на базаре.
– Фууу… – я выудила из кармана платок и повязала на манер респиратора. – Пойдём-ка, поищем киллеров…
В канализации жило много духов предков (а вот интересно, бывают ли духи потомков?), которые очень хотели сделать из меня такого же духа. Я пресекла их попытки новенькой Золотой Маркой. То ли меч был так хорош, то ли имя прекрасного рыцаря на клинке так действовало – но духов я валила с одного удара. Я прошла по каким-то каменным туннелям и оказалась перед дверью с табличкой «Район Поместий».
– Странное они место выбрали для поместий, – подумала я и вошла.
За дверью оказалась целая толпа чёрных людей.
– Вот они, врагов полчища несметные! – догадалась я.
– Вот она, которую нам заказали! – догадались полчища и накинулись на меня, размахивая ядовитыми ножиками.
– Мир, труд, май! – гаркнула я. Это было заклинание, разоружающее врагов. Клинки ассасинов переломились пополам и со звоном посыпались на пол. Ну а без своих ножиков они оказались просто детьми! Золотая Марка свистнула, первый киллер упал замертво, ну а дальше всё пошло, как по маслу. Имя Габриэля вспыхивало золотом, клинок проламывал чёрные доспехи, как картонки, я шла напролом, как танк. Наконец, последний враг мёртвым упал на каменный пол.
– Фууух, укатали, черти! – я вытерла клинок об его доспехи. – Куда же дальше?
Дальше интуиция повела меня в Северное Здание, где тоже сидели ассасины. Словно чёрные тараканы они выползли изо всех щелей, но я уже знала, как с ними бороться. В глубине Северного Здания была круглая дверь, я осторожно постучала.
– Да-да? – ответили из-за двери. Я вошла и увидела данмера в чёрных доспехах, но без шлема.
– О, заказ сам припожаловал! Очень мило с твоей стороны! – обрадовался он и призвал даэдрический лук. Ещё у него оказался букет ядовитых стрел, которыми он тут же начал в меня пулять.
Я откатилась в сторону и закрылась стеклянным щитом. Следующая стрела чиркнула по стеклянному шлему, я взвилась в воздух, сделала сальто и приземлилась прямо на врага, повалив его на пол.
– Кто тебе меня заказал? – спросила я, приставив к его горлу Золотую Марку.
– Эх, завалил службу! – просипел данмер, хрустнул зубами и умер. У него во рту тоже была ампула с ядом. Мне ничего не оставалось, как обшарить его карманы в надежде найти хоть что-нибудь, проливающее свет на всю эту историю. Такая вещь нашлась: это был свёрнутый в трубочку приказ на мою казнь, подписанный каким-то «Х».
– Что это ещё за «хэ»? – удивилась я. – «Хрен в стакане», что ли? Или это «икс»? ладно, разберёмся.
С этими словами я дёрнула за амулет Божественного Вмешательства. Кажется, я поняла, как работают эти амулеты и заклинания Возврата: около храмов и алтарей Имперского Культа, а также на том месте, где ставится Пометка, сконцентрировано мощное магнетическое поле. Когда активируется заклинание, тело разносит на молекулы, потом поток этих молекул переносится в место концентрации магнетической энергии и снова собирается воедино. Что самое удивительное, всё всегда собирается правильно! А то представьте себе, оказался бы после переноса глаз на затылке! Или на одной руке шесть пальцев, а на другой четыре. Или… но об этом лучше не думать.
Оказавшись перед королевским дворцом, я поймала первого же стражника и рассказала ему о своей находке.
– Хм… Хм… Сходите-ка вы к Тьениусу Делитиану, он капитан королевской стражи, найдёте его в тронном зале, – сказал страж.
После канализации я была не в лучшей форме для посещения королевских покоев, поэтому я решила сначала найти какой-нибудь водоём и привести себя в порядок. Единственным чистым водоёмом в Морнхолде оказался фонтан, в котором я вдоволь поплавала. Ни стражники, ни ординаторы и ухом не повели, наверное, тут все купаются. Вон и нордлинг в одних трусах гуляет, и ничего. Странно, это уже четвёртый нордлинг, которого я встречаю в таком виде…
Потом я пошла домой. Наглый квама развалился на кровати и храпел, так что окна дрожали. Я пихнула его в бок, но он только задрыгал ногами, перевернулся и продолжал спать.
– Ну и ладно, пойду на базар без тебя, – сказала я. Квама тотчас же приоткрыл один глаз.
– На базар?
– Да. Мне нужно в королевский дворец наведаться, надо приодеться.
Квама вскочил и поскакал к двери.
На базаре я безуспешно попыталась найти туфли на каблуке, но даже здесь таких не шили. Прикупив новый синий наряд и пучок тростника для квамы, я отправилась во дворец. Тьениус Делитиан оказался крепким имперцем с волосами, собранными в хвостик. Я показала ему приказ на мою казнь.
– Что-то подсказывает мне, что этот мистер «Хэ» или «Икс» есть ваш король Хелсет, – сказала я.
– Ну… в общем да, – сознался Тьениус. – Ему показалось, что ты можешь быть опасной для него, вот и заказал тебя. Ошибочка вышла.
– Ну ни фига себе! Хоть стой, хоть ещё чего-нибудь делай! Когда кажется, перекреститься надо. Ошибочка вышла. А я вот тоже думаю, что король может быть для меня опасен, возьму да и закажу его! Как вам это понравится? – я нагло уселась на королевский трон, закинула ногу на ногу и гневно воззрилась на имперца.
– Кому ты будешь его заказывать? Ты же всех перерезала, – ухмыльнулся Тьениус. – Ладно, вот что. Чтобы доказать, что Хелсет и вправду ошибся насчёт тебя, сослужи ему службу. Согласна?
Мдаааа… Сначала король меня заказывает, а потом ещё и велит ему послужить! Ну не идиот ли? Или просто самоуверен до небес? Послать его по известному адресу, причём немедленно. Этакий щелчок по носу! А хотя… посмотрим, чего он желает, а там, глядишь, удастся щёлкнуть и посильнее. Зря ты это затеял, Хелсет, ей-богу, зря! Неужели не знал, насколько коварны женщины? А если женщина ещё и обижена…
– Согласна! – ответила я капитану королевской стражи.
«Во дура!» – восхищённо подумал он.
«Сам дурак, – подумала я. – Подождите, я вам устрою дворцовый переворот и штурм Зимнего. Внедрюсь, так сказать, в вашу структуру, а потом разрушу всё изнутри».
– Дело, значит, в следующем, – начал Тьениус. – Бывший король Атин Ллетан умер.
– Какая неприятность, – сказала я.
– Так вот. По городу ходят странные слухи, будто бы не сам он умер, а Хелсет ему помог. От тебя требуется выяснить, откуда у этих слухов растут ноги и доложить мне. Вопросы есть?
– Нет.
– Компоту хочешь?
– Нет.
– Всё!

Долго я бродила по Морнхолду, втиралась в доверие к жителям и расспрашивала их про прежнего короля. Все говорили одно: жил он, жил, пока не помер, а теперь король Хелсет. Ух, не нравился мне этот Хелсет, хоть я его и не видела никогда. Просто так такие слухи бы не появились!
В Годстриче было поместье Ллетан, я решила зайти туда. Оказалось, что там живёт вдова покойного короля, маленькая девушка-босмер проводила меня к ней в комнату. Вдова, выслушав мои соболезнования, поведала следующее: её несчастного мужа и впрямь отравил Хелсет, а до этого он отправил к праотцам ещё кучу народа. Обо всём этом пишет подпольная газета «Доступный язык».
Мне стало жаль несчастную женщину, а рейтинг Хелсета в моих глазах упал просто ниже нуля.
– Я попробую что-нибудь сделать для вас, – пообещала я, взяв вдову за руку.
– Спасибо, дитя моё! – сказала она и заплакала.

Очень мне не хотелось выдавать вдову Тьениусу, но я просто не знала, как иначе поступить. А Тьениус, похоже, и не собирался устраивать разборки с бедной женщиной.
– А. Всего лишь его жена, ясно. От неё вреда немного. Если найдёшь где эту газету, принеси мне, любопытно было бы взглянуть. Есть ещё для тебя работа.
«Совсем оборзел!» – подумала я.
– Храм что-то воду мутит, похоже, не любит АЛЬМСИВИ Его Величество. Нам нужен информатор из Храма, такой, чтобы мог рассказать, что Альмалексия думает насчёт короля. Твоя задача: пойти в Храм, осторожно там всех порасспрашивать, найти недовольного и доложить мне. Всё ясно?
– Яснее некуда, – ответила я и почапала в Храм. Доклада о выполненном задании Тьениусу пришлось ждать долго, т.к. в Храме меня тут же схватили, скрутили и заставили служить богине. А было всё так.

Придя в Храм, похожий на космическую базу, я вежливо со всеми поздоровалась и, сославшись на то, что я сама не местная и ничего тут не знаю, начала расспросы. Люди отвечали мне охотно, но не было среди них никого, недовольного Альмалексией. Я уже было подумала, что информатора Тьениусу не видать, но мне улыбнулась удача: в лазарете нашлась нервная данмерка в синей мантии по имени Гальса Андрано. Она взяла меня за руку, отвела в уголок и зашептала в ухо:
– Раньше всё было так хорошо! Альмалексия заботилась о нас, была доброй и великодушной, мы её так любили… но теперь, теперь она меня пугает. Она стала какой-то странной, не такой… Более жестокой что ли… Я бы очень хотела ошибаться в своих опасениях, слишком горькое это разочарование, да. А что касается Хелсета – так наша Леди Милосердия прихлопнет его, как букашку, если будет слишком пальцы гнуть. Ей никакие короли не нужны.
Гальса вздохнула, отвернулась и стала переставлять какие-то склянки на столе. Я тихонько ушла.

В приёмной Храма мужчина в коричневой мантии поманил меня пальцем.
– Нереварин? Здравствуй. Я Федрис Хлёр. Я слышал, что ты уже здесь. Ты верна себе, мутсера: не успела появиться, а уже столько переполоху наделала!
– Вы о чём?
– Ха! Она ещё спрашивает! Тёмное Братство перерезала, братьев-магов завалила, да ещё в их же доме поселилась!
– Это была самозащита. Тёмному Братству меня Хелсет заказал, а браты-акробаты тоже сами напали.
– Ну-ну, я не виню тебя. Ты, как видно, крепкая девушка, не хочешь ли послужить нашей Леди?
Я подумала немного да и согласилась. Леди, наверное, лучше, чем этот «Хэ»!
«Ха-ха-ха!» – засмеялся мой внутренний голос, но я не стала его слушать.
– Что нужно делать? – спросила я.
– Хелсет что-то затеял, – сказал Хлёр. – Он набирает армию гоблинов, можешь себе представить?
– Не гоблинов, а гопников, – поправила я.
– Ну, как бы то ни было, нельзя этого допустить. Ты должна найти четырёх дрессировщиков: двух гоблинов и двух альтмеров, и убедить их прекратить обучение. Ты меня поняла, да? – Хлёр указал на мой меч.
– Ещё бы. А где их искать-то?
– Этого я, к сожалению, не знаю. Но ты поспрашивай людей, может, кто и подскажет.
Я сделала разворот через правое плечо и вышла. Куда идти? У кого спрашивать? Пока я думала, ноги мои вынесли меня к королевскому дворцу. Пойти, что ли, Тьениусу рассказать про Гальсу? Да пошёл он…
Тут я поняла, что незнакомый имперец что-то говорит мне, я уловила лишь последние слова:
– …и совсем недорого!
– Недорого?
– Ну да! Всего двести пятьдесят септимов, и я ваш!
– УХ ТЫ!!! НАКОНЕЦ-ТО!!! – я схватила имперца за шиворот и поволокла домой.
– Это ещё что за хрен в стакане? – спросил квама.
– Поговори мне! Ишь, научился, – рыкнула я.
– Ты сама так всё время говоришь.
– Молчать! – я посмотрела на имперца. Был он так себе, не в моём вкусе, но, как говорится, на безрыбье…
– А почему ты этим занимаешься? – спросила я. – Как-то непривычно видеть мужчину в такой ипостаси.
– Ну дак я же умею много! – гордо ответил имперец. – Драться мечами и булавами, таскать тяжёлые вещи, носить тяжёлые доспехи, ну и ещё всего до фига.
– Извини, я что-то не понимаю… Зачем ты ко мне нанялся?
– Так драться!
– С кем?!
– С кем ты, с тем и я! Я хорошо дерусь! – он вытащил меч и устрашающе взмахнул им.
Да, вот это облом… Разочарование моё было так велико, что я пихнула ни в чём не повинного парня в грудь, и он с грохотом упал в кресло.
– Ты чего?! – удивился он. Я не ответила, ушла в спальню и хлопнула дверью. В спальне я уселась на кровать и ударила кулачком по подушке. Блин, вот ещё одна головная боль! Куда его девать теперь? Как будто мне квамы мало… А впрочем, пусть живёт, всё веселее. Пожалуй, возьму его с собой мочить гопников, вдруг их будет слишком много?
Я выплыла из спальни и строго посмотрела на кваму и имперца.
– Так. Я слетаю домой на часок. Без меня сидеть тихо, не хулиганить. Ясно?
Квама и имперец кивнули.
– Как тебя хоть зовут-то? – спросила я.
– Калвус Горатиус.
– Очень приятно. Я Нат. Пока меня не будет, повелеваю тебе узнать, где в Морнхолде прячется армия гопников. Ну всё, скоро увидимся!
Я произнесла заклинание возврата, меня закрутило, завертело, потащило и швырнуло на пол моих апартаментов в Альдруне. Я поднялась и, потирая ушибленное колено, начала рыться в гардеробе, выбирая подходящие доспехи для моего телохранителя. Знаю я их: храбрые все до невозможности, а любой скелет их с двух ударов вынесет. И о чём только думают? Помню, провожала я как-то одну дамочку в Призрачные Врата, и на нас напал раб пепла. Так эта дурында, издав крик команчей, кинулась на него с кулаками! Магией она не владела, оружия у неё тоже не было, если бы не мои верные отравленные звёздочки, врубил бы он ей 220 вольт и всё, каюк. Отсюда мораль: всех своих спутников нужно хорошо охранять и лечить!
Я выбрала для Калвуса полный эбонитовый набор, но, подумав, заменила эбонитовую кирасу на артефактную Эбонитовую Кольчугу, так надёжнее. Теперь меч. Меч Умбра? Хризамер? Ледяной Клинок Монарха? Нет, они все двуручные, как он щит держать будет? И потом, у меня на всех этих клинках одежда висит, вешалки из них хоть куда! Так что дам ему обычный эбонитовый меч, а то вдруг враг отразит магию на него же самого, возись потом!
Со всем этим тяжеленным барахлом я поднялась на второй этаж и телепортировалась в Гильдию Магов Вивека. Божественное Вмешательство – и я снова в Эбенгарде.
– А где же ваш квама? – спросила Асьен Рейн.
– В Морнхолде. Очень ему тамошняя капуста по вкусу пришлась.
Асьен захихикала и телепортировала меня обратно на материк.

Дома я велела Калвусу раздеться.
– Ой, а может, не надо? – застеснялся он.
– Надо, надо. Нанялся ко мне, вот и делай, что говорят.
Его побитые и тусклые имперские доспехи я пинком отправила под кровать и велела ему надеть всё новое. При виде Эбонитовой Кольчуги Калвус аж затрясся.
– Это что, ТА самая?!
– Да.
– И ты даришь её мне?
– Нет. Даю напрокат.
– ВАУ!!! – мой телохранитель быстро облачился в доспехи. Эбонитовая Кольчуга образовала вокруг него довольно крепкий розовый щит, который он тут же принялся трогать и тыкать кулаком.
– Ну вот, красота какая! – удовлетворённо сказала я. – Теперь ты весь эбонитовый, если не сказать больше. Ладно, Кольчугу сними пока, надо бы подкрепиться.
При слове «подкрепиться» квама с грохотом затопотал вниз по лестнице. Мы нанизали на даэдрические вакидзаси предварительно замоченное во флине мясо гончих и луковки лилий, посолили морозной солью, поперчили огненной, вызвали огненного атронаха и пожарили на нём офигительный шашлык-машлык.
– Ну что, Калвус, узнал про гопников? – спросила я.
– Ум… ммм… ужнал, – пробубнил Калвус с набитым ртом. – Ох, какой шашлык вкусный! В общем, живут гопники в канализации…
– Так я и думала. Вот поедим и устроим им зачистку.
– Устроим! – Калвус метнул свой вакидзаси в стену.

Сначала в канализации Годстрича всё было тихо.
– Пошли, – прошептала я, и мы осторожно двинулись вперёд. Вдруг из-за поворота выскочили странного вида существа, издававшие гортанные звуки.
– Вот они, родимые! Мочи козлов! – завопила я, вздымая Золотую Марку.
Калвус зарубил одного, я двух. Дальше всё проходило примерно также: на нас выскакивали большие и маленькие гопники и странные динозавры, мы отбивались. Что мне больше всего понравилось в гопниках, так это их умение пускать файерболлы: пуляли они в нас, но попадали неизменно в своих же товарищей. В передышках мы пили зелья восстановления здоровья (на самом деле в эти пузырьки я наливаю чай Липтон, но Калвусу я об этом не сказала). Маршрут наш был таков:
1. Канализация жилого района
2. Канализация дворца
3. Западная канализация
4. Поле боя
5. Городские врата
6. Руины жилых зданий
7. Слёзы Амун-Ша (там мы замочили двух предводителей гопников и вернулись в руины)
8. Зал Терана – восточное здание (там на нас напали двое альтмеров, тем хуже для них).

В конце меня начало шатать от усталости, я задыхалась в этих бесконечных туннелях и проходах, потом меня даже затошнило и я села на пол.

– Уф, я не могу больше… Мне плохо… А ведь ещё назад идти!
– А у тебя чего, СБВ нет? – спросил Калвус.
– Посмотри в рюкзаке, – слабым голосом ответила я. Калвус порылся в моём вещмешке и радостно вытащил свиток.
– Нашёл!
– Молодец. Кастуй на себя, а у меня амулет…
С помощью Божественного Вмешательства мы перенеслись ко дворцу.
– Фууууух, выбрались, – пробормотала я. – Теперь – в фонтан!
– Зачем? – удивился Калвус.
– Если ты собираешься и дальше ходить таким грязным, то в дом я тебя не пущу! – пригрозила я, и мы пошли плавать в фонтан. А куда ж ещё-то?

Take my hand
Take my whole life too
For I can’t help
Falling in love with you!

Стояла глубокая ночь. Квама и Калвус спали на кроватях в гостиной, а я, запершись в спальне, проводила алхимические опыты. Песня, разумеется, посвящалась Габриэлю, чей портрет висел над столом.
Сначала я растолкла в ступке эбонит-сырец в мелкую пыль и просеяла его.
– Хм… хм… Нет, не пойдёт, всё же эти крупинки слишком колючие. Да и синим он отливает, – пробормотала я и высыпала эбонитовый порошок в мусорное ведро. – Возьмём, пожалуй, прах вампира – он мягче и чернее…
Прах я тоже тщательно просеяла, потом разогрела на спиртовке дреугский воск. Когда он стал совсем жидким, я добавила туда чёрный порошок и хорошенько всё перемешала: получилась однородная чёрная масса.
– Так, теперь нужно, чтобы это всё не застывало, а оставалось кремообразным, – сказала я, и подлила в мисочку немного процеженного киродиильского бренди. Потом я взяла пустой флакон с длинным горлышком и аккуратно перелила туда получившуюся массу. – Теперь пускай немного загустеет, а я пока что придумаю, чем оттуда это выковыривать. Ага, кажется, уже придумала!
Я вынула из сундучка перо скального наездника и обкромсала его так, что осталась только мохнатая палочка.
– Какая я умная! Аж самой страшно. Ладно, пускай это всё подождёт до утра, а то уже глаза слипаются, – сказала я и счастливо завалилась спать.
Утром, взяв с подоконника флакон, я обмакнула туда пёрышко и замерла.
– Тьфу! Умная, тоже мне. Зеркала-то нет!
Немного подумав, я вызвала инеевого атронаха и велела ему стоять смирно и не вертеться. Его гладкие ледяные бока хорошо отражали моё лицо, правда, там оно было голубого цвета.
– Вот, теперь хоть посмотрю на результаты своего труда! – я обмакнула пёрышко во флакон ещё раз и провела им по ресницам. – Ух ты! Никаких комочков! И ресницы совсем не склеивает! Ай да я!
Я накрасила второй глаз, острым концом пёрышка нарисовала себе фараонистые стрелки и в восхищении уставилась в бок атронаха.
– Нужно непременно запатентовать моё изобретение, – сказала я. – В Тамриэле об этом и не слышали! Ладно, всё, пшёл вон.
Атронах испарился, а меня вдруг посетила ещё одна идея.

– Что это с тобой случилось? – спросил Калвус. – Ты какая-то не такая стала…
– Лучше или хуже?
– Лучше. Только не пойму, что ты с собой сделала?
– Хе-хе-хе! Куда тебе. Так, слушай мою команду. Вот тебе шкурка нетча и скампа, тряпочки всякие, молот кузнеца-грандмастера, даже два молота. Возьмёшь вот это, – я вытащила из-под кровати имперский щит. – Молотком хорошенько выпрямишь, а потом до блеска отполируешь, понял?
– Зачем?! – офигел Калвус.
– Затем! И чтоб сиял, как… как… как озёрная гладь. Выполняй!
– А ты куда?
– Я в Храм, про гопников доложу.

Федрис Хлёр был очень рад услышать о моих успехах.
– Ну ты даёшь, Нереварин! – восхищённо сказал он. – Классный погром учинила, я обязательно богине расскажу. Теперь сходи-ка к архиканонику Гавасу Дрину, он тоже хотел поговорить с тобой.
Гавас Дрин, не балуя разнообразием, тоже отослал меня в отстойники.
– Там есть такой Алтарь Мёртвых, но его осквернили всякие богохульники, Альмалексия желает, чтобы алтарь был очищен.
– Я ничего мыть не буду! – заупрямилась я.
– Да не мыть! Нужно сначала перебить всех личей, которые там живут, а потом Урвел Дулни, наш викарий, очистит его магическим способом. Тебе нужно охранять его по дороге.
Урвел Дулни испуганно жался в уголке, стараясь стать как можно меньше и незаметнее. Посмотрев на его жалкую фигурку, я решила сначала провести разведку боем, а потом уж вернуться за ним. Ещё зашибут по дороге, отвечай потом…
– Сейчас, вот только за доспехами сбегаю! – сказала я и отправилась в Годстрич.
Калвус старательно молотил по щиту. Квама лежал на кровати, спрятав голову под подушку. Я надела доспехи и пошла к выходу.
– Ты куда? Опять драться? А я? – спросил Калвус.
– Работай! – рявкнула я и вышла вон.

Разведка боем прошла замечательно! Я ожидала снова встретить гопников, но в канализации Храма тусовались совсем другие личности: скелеты, одетые в плащи с капюшонами. Они назывались личи и очень любили играть в кегли. Как они это делали? Да очень просто. Кеглей у них была я, а сбить меня они пытались файерболлами и шаровыми молниями. Мне это решительно не понравилось, и я сделала так, что кеглями стали другие личи. Всё-таки прикольно, когда пуляют в тебя, а попадают по своим же!
Когда путь к Алтарю Мёртвых был очищен, я вернулась за Дулни.
– Пошли!
– Аааа… а может… эээ…
– Пошли, кому сказала!!!
Дулни поплёлся за мной. Мне было очень интересно, как он будет очищать Алтарь? Делал он это так: повернул колечко на пальце, и из него вырвались ультрафиолетовые лучи, которые, как известно, обладают сильными дезинфицирующими свойствами. После дезинфекции Дулни достал метёлочку из перьев скального наездника и смахнул с алтаря пылинки.
– Ну вот и всё, – облегчённо сказал он. – Теперь, пожалуйста, давай поскорее вернёмся домой!

Гавас Дрин был очень доволен, он подарил мне магическое копьё и снова отправил к Федрису Хлёру. Как вы думаете, куда меня послал Федрис? Правильно, в канализацию.
– Нужно пройти через Северную канализацию в сад, а оттуда в заброшенный склеп и найти там колечко: Ленту Лабиринта Барилзара. Давным-давно оно было потеряно, но потом странный угрюмый хмырь по кличке Голый нашёл его и заныкал в своей пещере. Оно пятьсот лет парило ему мозги, пока не запарило окончательно. Не знаю зачем, но оно очень нужно нашей Леди.
О-хо-хо! Переквалифицироваться в слесари-сантехники что ли?

Личи из канализации опять хотели поиграть со мной в кегли. Поиграли. Хорошо поиграли. Кегли из личей просто суперские!
– Алтарь в канализации, сад в канализации, склеп – и тот в канализации. Странные тут порядки, – бормотала я, топая по туннелям склепа. Наверху, в маленькой пещерке сидел Голый и бормотал:
– Оба-на, колечко! От свезло так свезло, колечко! Оба-на…
– Здрасте! – сказала я. Голый подскочил.
– Чего надо?! – злобно прошипел он.
– Отдай колечко.
– Не отдам! Это моя прелесть!
– Отдай по-хорошему! Не зли меня, крысёныш.
– Нет!!! – хмырь протянул ко мне руку, намереваясь пульнуть шаровой молнией. Ну не идиот ли? Свистнула Золотая Марка, отрубленные пальцы посыпались на пол. Голого разнесло на атомы.
– Эх ты, дуралей! Книжки надо читать. Один вот тоже руками тянулся везде, а ему проворный парнишка пальчики-то и откромсал, – я подняла с пола кольцо и потащилась назад.

– Нашла?! – изумился Хлёр.
– Нашла.
– С ума сойти! Иди, отнеси это лично богине.
К посещению богини следовало основательно подготовиться, так что я решила отложить это на завтра и пошла домой. Войдя, я остановилась и прислушалась: Калвус наверху повторял одно странное слово.
– Старбёрст. Старбёрст! Скажи: старбёрст. СТАР! БЁРСТ!
– Что у вас тут происходит? – спросила я, поднявшись наверх. Квама лежал на кровати и с самым пофигистическим видом жевал кочан капусты, Калвус сидел рядом.
– Этот придурок учит меня говорить, – сказал квама на квамском языке.
– Я учу этого придурка говорить, – сказал Калвус.
– Легче тебя научить шифровать по-квамски, – сказала я. – Ты сделал, что я велела?
– А то как же! – Калвус взял со стола щит и показал мне. Имперский щит совершенно преобразился: он стал абсолютно плоским, а его отполированная сторона прекрасно отражала мою персону.
– Молодец, Калвус! Хвалю. Повесь на стену вот тут. Это изобретение тоже надо бы запатентовать, – пробормотала я себе под нос. – И как тут люди раньше жили без зеркала?
– Я тут щей наварил, пока тебя не было, – сказал Калвус. – Ужинать будешь?
– Ну надо же, сколько от тебя пользы! – обрадовалась я.
– А я ещё и на машинке шить умею, – покраснел Калвус.

Утром, нарядившись и накрасив глаза моей супер-тушью, я отправилась на встречу с Альмалексией. Интересно, какая она?
С замиранием сердца я потянула на себя тяжёлую створку ворот, ведущих в Высокую Капеллу. Внутри царил полумрак. На возвышении, в центре сияющего круга стояла стройная женщина с ярко-рыжими волосами. Чуть поодаль из полумрака выступали серебряные фигуры ординаторов.
– Подойди, дитя моё! – прозвучал мелодичный голос. Я подошла.
– Так ты и есть Неревар Возрождённый? Я много слышала о твоих подвигах. Ты принесла мне кольцо?
– Да, вот, – я протянула богине колечко.
– Да, это именно оно! – сказала Альмалексия, и глаза её странно блеснули. – Как мне отблагодарить тебя? Что ты хочешь получить?
– Свет Альмалексии, – подумав, ответила я. Богиня махнула рукой, вокруг меня заплясали искорки и исчезли.
– Теперь иди! Я ещё позову тебя, когда мне потребуется твоя помощь.
Я ушла. У меня было какое-то странное чувство, что-то с Альмалексией было не так. Хотя кто их знает, этих богов…

>>Продолжить<<


© GOhardrock aka O'Legus