Университет Морровинда    

Приветствую  Путник, добро  пожаловать  на  официальный  сайт  Университета  Морровинда.

Сандас. 24.Месяц Огня очага.17 г. III эпохи



Навигация MorroWorld




МОРОВИНДСКИЕ     КЛИНКИ

...или кто идёт за Клинским: Страшное пророчество Нервапатолога.



Текст посвящаю ув. Леди Гунечке, что была вечно,
ув. Леди Фенечке, что вернулась
и озарила нас своим юмором, пониманием и красотой
ув. Леди Плазме, которая бдила,
что бы мне на голову не упал ни один саломёт,
ув. Леди Айлин, за беспримерную настойчивость,
ув. Леди Даэдре за её дневник,
ув. Леди Святоше, за то, что не забывает – к нам заплывает,
ув. Леди Змейсе за неизбывную тигрясто-змеястость...
Спасибо, девушки. Вы – настоящее сокровище нашего форума.

Judge_Den aka Bjorn



1. Длинная дорога к похмельному Каю.


Дело вышло так: Здесь помню, а тут не помню. Мы, говорят тебя отпускаем на все четыре стороны. Это говорит мне офицер. Офицер легиона, рожа кирпичом, как положено, погоны, наклёпанные на сталь кирассы, всё как и должно быть. А я как в тумане – ничего про себя вспомнить не могу. Ну ладно, смотрит он в бумаги, читает по слогам – национальность имперская, рождён в киродииле, знак зодиака... Поднимает голову, говорит:
- Ну вот, дружок, отпускаем мы тебя, там дальше стоит дядька, он тебе паспорт выпишет.
И впрямь – стоит, расспрашивает, выписывает паспорт, в паспорте моё имя, фамилия, пол, раса, где родился, ну как и положено. Дальше – мужик в легионерском доспехе, зовут его Сокуций Эргала. Смотрит на меня с усмешкой, а говорит серьёзным тоном:
– Выпускаем тебя. В открытый космос. Будешь космонавтом Титовым.
Отвечаю:
- Что то мне не хочется в открытый то космос. Да и не Титов я вовсе. Другая у меня фамилия, глаза то разуйте уважаемый.
Он смеётся:
- Ну ладно, так и быть. Значит сообщаю тогда по секрету, отпускаем мы тебя не просто так, и круиз по внутреннему морю – он тоже не бесплатный. Бери пакет и доставь оный Каю Косадесу. Это старый хрыч такой, в Бальморе живёт.
- В каком каком море? – Спрашиваю.
Улыбается:
- В Бальморе. Это город, в центре острова, на котором мы сейчас находимся.
Рекомендую ехать на силтстрайдере. Это такие гигантские блохи, типа автобусов.
Очень удобно...
- А что за пакет?
- Ну, это дело десятое. Ты доставь главное. – Ворчит он. Вручает мне денег немного...
До Бальморы я решил добираться пешком, сперва, конечно по Сейда Нину пошатался, людей о том, о сем порасспрашивал, нашёл труп налогового инспектора, топор в пеньке, ну и так, по мелочи... Пошёл пешком до Бальморы. Иду, курю... То есть я же спортсмен, табак не курю, наркотики тем паче, лунный сахар и не предлагайте. Курю я бамбук, что в переводе означает, что ничего не делаю. Дошёл до Пелагиада, оттуда до форта какой то там бабушки, тьфу, то есть бабочки. От форта – и до самой Бальморы рукой подать. В Бальморе завалился в трактир «Южная стена».
- Подать сюда тяпкина-ляпкина – кричу с порога. - Где тут у Вас в городе муж Герды Косадес – некий Кай с той же фамилией живёт? На меня глаза тётка таращит:
Ты, - говорит, - не спятил, мужчина? Нет? Он всю дорогу холостяк, я его паспорт видела.
- Ишь чего – отвечаю. – Ну ладно, ты мне где он живёт всё равно скажи.
- Дак а чего тут особо говорить? Самый восточный ряд домов – в нём самый северный дом. В нем твой Косадес по имени Кай и живёт. Весёлый мужик. Как скумы нажрётся – хохочет – не остановишь. А на днях тельванским стражникам рожи набил. Они даже мечи из ножен повытаскивать не успели. Нда, весёлый человек этот самый Кай.
- Ага, весёлый. Понимаю. Хоккейных масок не продаёте? А то мало ли, потребует с меня этот «весельчак-у» мелафон какойнить, а что я ему, Алиса Селезнёва чтоли?
- Да не, он вчера буянил. Сегодня значит отсыпается и пока следовательно ещё трезвый – поясняет женщина.
- Ну спасибо. Пойду тогда, пообщаюсь. – Улыбаюсь и разворачиваюсь уходить я.

Дом в самом деле там, где и сказали. И ничего такой дом, как и другие. Стучу в дверь. Из-за неё раздоется дружелюбное:
- Пошёл в тундру, скотина!
- Алё, мужчина, дверь в подъезд откройте, мне газетки разнести – Кричу в домофон.
- Газетки в туалет положь, понял? Три ночи, какие газетки?
- Косадес, кончай дурить – кричу, - пакет тебе принёс.
- Пакет? А... Ну пролазь под дверь тогда.
Толкаю дверь, она не заперта. В комнате тускло горят светильники, предо мной в потрёпанных кожаных штанах с обнажённым торсом атлета – тот самый Кай Косадес.
- Давай свой пакет, что ли. – Говорит он мне. В комнате его – тяжёлый перегарный дух. По углам – пустые бутылки с нарисованными на них тремя топорами. Наверно с индейцами бухал – проносится в голове. Приобщал к огненной воде, не иначе что бы землю купить за бесценок. Одно слово – мормон какой-то.
Кай читает, потом смотрит на меня:
- Вобщем так, значит ты теперь новый резидент нашего ГРУ в этой провинции. Поступаешь в моё распоряжение. Пока походи, погуляй, девочками займись, внедряйся в местные группировки, зарабатывай связи, контакты, по шее тапкой. Как внедришься – дуй ко мне, задания тебе буду давать. Да, у нас ГРУ называется «Клинки». Это от того, что мы в основном по клинскому ударяем, ну знаешь там, «аррива», «самурай»... В общем типа того. Так что давай. Дуй за клинским... Ах да, в резидентуру у нас входят ещё куча народу. У них можно и нужно учиться всякому. Вот тебе пара сотен – карманных денег. Всё понятно?
- Понятно, конечно. Деньги дали и гуляй конём, чегож тут неясного.

2. Асфальт Анаболик и двемерская головотяпка из Арктнанга.

И я погулял. В Суран сгонял, потом нанялся в имперский легион в Гнизисе, дослужился до звания Рыцаря Дракона, и пришёл снова к Косадесу.
- Аааа, припёрся? – Поприветствовал он меня с порога нетрезвым басом. – Наскучило значит, конём ходить, хочешь раз два и в ферзи? Одобряю. Клинское то принёс?
- Неа, не принёс, денег не хватило, инфляция тугрики съела.
- Ну ты и дурак, стажёр, ктож животных золотом кормит? Ну да ладно, слушай, значится сюда. Здесь, в Бальморе есть такая гильдия Бойцов. Там внутрях есть такой хрен по кличке Асфальт Анаболик, он же Гасфат Антаболис. У этого Гасфата есть некие бумаги для меня. В бумагах – секретные сведения о том зачем в хлебе дырочки. Если этот Гасфат попросит тебя за бумаги что нить сделать – сделай. Что? Да нет, он не гомосек, так что не бойся. Скорее всего убить попросит когонить или ограбить. У них в гильдии так принято. Ах да, и клинского мне потом принеси яшшичек, мы же КЛИНки, мы же банда! Давай дуй.
Делать нечего. Я подул. Перешёл мост через реку Одаи, отыскал дверь в Гильдию Бойцов. Спросил про Гасфата.
- Ах этот, он в тренажёрном зале, это в подвале – Ответили мне. Чтож, понятно. Спускаюсь. И вижу картину маслом по хлебу: Гасфат сидит в глубоком приседе, на нём штанга, сзади страхует какаято девушка. Но страхует плохо, рожа у Гасфальта красная и он норовит завалиться назад. Подскакиваю и вместе с девушкой мы вытягиваем Гасфальта вверх. Он подходит к стойкам, ставит на них штангу. Пот льёт по нему градом.
- Спасибо, братан, помог. Проходка у меня сегодня, а эта сопля – Он кивает на девушку – ни в борщ, ни в красную армию, чуть не задавило.
- Качаешься, значит?
- Ага, есть немного. На носу соревнования по пауэрлифтингу среди работников ножа и топора. Хочу выиграть. – Улыбается Асфальт.
- Слушай, а за что тебя Анаболиком прозвали?
- Как за что? Стероиды ем потому что. – простодушно отвечает он. – В спорте высших спортивных достижений без фармы никак.
- А это... Енк то встаёт?
- А как же. Я ж не метан пачками жру какой, а культурненько, инсулинчик, соматропинчик, по назначению врача-андролога...
- Понятно. Я собственно от Кая. Который Косадес. Он говорит тебе ведомо зачем в хлебе дырочки. Так что ли?
- Ведомо, ага. Могу ему на бумажке написать. Вот только не бесплатно. Сам понимаешь, фарма, бинты, штангетки, комбез, - всё денег стоит. Но мне собственно не деньги как таковые нужны, а некий кубик Рубика – двемерскую головоломку. Голову развивать. Одну разовью, потом глядишь ещё парочку отращу – хочу как у змея горыныча чтоб. Видишь ли, нам поверлифтёрам три головы очень нужные получаются – это же площадь шеи втрое больше – штангу размещать удобно, опять таки чтоб мышца росла - жрать в три горла надо. Так что давай, найди кубик Рубика. Называется он, по накладной «Головоломка Двемерская 1 шт.». Найти его можно где то у моста в двемерских руинах Арктанг. Это к востоку от Балморы. Ну... Жду.
- Ну жди... – Улыбнулся я и направился искать этот самый Арктанг. Как выяснилось Арктанг и впрямь находится ровно там где мост. Сам мост – к востоку от Бальморы, но к северу от Форта Лунной Бабочки. Мост охраняли скелет и нордлинг бомжеватого вида, игравшие в кости. Выигрывал понятно нордлинг, у него кроме костей ведь были ещё и мозги. Ну по крайней мере как анатомический объект – точно.
- Привет, мужики. Как насчёт налога на азартные игры? 90% прибыли – в федеральный бюджет.
- А мы не на деньги, мы на интерес. Кто выиграет, тот у путников мимохожих может съесть печень. – Заулыбался нордлинг, вытягивая из кармана меч. Скелет тоже активизировался, выхватив гнутую шашку и нахлобучив на темя видавшую виды буденовку.
- То есть налоги платить не желаем? - Подитожил я. – Да ещё и канибальством промышляем? А почему аборигены съели Кука – молчит наука, так? Как большой друг Ганибала ЛектОра счас прочту вам лекцию о вреде грубости для здоровья зубов. Легко парирую выпад нордлинга мечом, прикрываюсь щитом от удара скелета и коротко и быстро наношу несколько уколов. Оба противника падают. Так, что же дальше? Вход в руины завален конкретным валуном. Перехожу мост с запада на восток и упираюсь мордой в рычаг двемерский. Вход соответственно справа. Соответственно дёргаю рычаг и захожу в открывшуюся дверь. Руины густо заселены бандитами, которые все как один пытаются меня прикончить. Пробираюсь сквозь свежих трупов из одного этажа на другой. Зал центрифуги. Небесная галерея. Зал колокольного звона. Галерея Крови Земли. Вышел обратно в зал центрифуги. На втором этаже зала обнаружил некие кельи. Эх, вот куда, как оказалось надо было суваться с самого начала. Кельи стерёг иеромонах бандитов, местный братец Так – сам убъёт, сам отпоёт, комплексное обслуживание, в общем. С ним у нас вышел жаркий теософский диспут на тему у кого в рукояти сабли мощи святее. Как ни жаль ему было признавать, что у меня, но ничего не попишешь – когда ноги подёргиваются в агонии спорить особенно сложно. Налево за свежеизготовленным трупом скромно стояла на полочке моя двемерская головоломка. Сунул её в карман и побрёл к выходу, напевая: «В погоду в непогоду, хоть в огонь хоть в воду, крепкая порода...» и «Синие береты, голубого цвета...»
- Ты смотри, она самая! – Обрадовался Анаболик. - Спасибо. Ладно, побёг я отращивать головы, а тебе вот – как раз то, что Косадесу надо.
На обложке записки я прочёл: «Читай «Думай» Менцтера. Шварца Негра и Джовейдера не читай. Они не джыдаи. Твой личный тренер Асфальт Анаболик.» Мило...
- Пиво принёс, стажёр? - с порога поприветствовал меня Косадес.
- Неа, не нашёл клинского, а жигулёвского решил не брать...
- Правильно решил, нечего мочой давиться. А что там с Асфальтом?
- А что с ним сделается? Всё нормально: приседает, тянет, жмёт. Вот, передал вам листовку.
- Ааа... Давай её суда. Думать буду – обрадовался Косадес. – А сам иди, погуляй. В Суран сгоняй к мэру. Или ещё куда.
И я пошёл.

3. Череп и кости или байкеры из склепа.

В очередной раз решил заглянуть к Каю.
- А, это ты. Ну заходи, располагайся. Можешь спать на моей постели и есть из моей ночной вазы. – Улыбается Кай.
- Нет уж, спасибо. Уж я как нить обойдусь без деликатесов. – Улыбаюсь в ответ. – Спробуй никсовский помёт, он ядрёный, он – проймёт. Он на вкус хотя и крут, от него бывает мрут, но которы выживают – все до старости живут...
- Ишь ты, грамотный стал, стихами заговорил. Филатовскими. – Ухмылка кривит его лицо. – Ну чтож, вот есть тебе новое спецзадание. Нужны мне сведения о самоварине, то есть, тьфу, о Нереварине. Получить их можно у тётки-орчихи из гильдии магов в Бальморе. Звать её Шарн гра-Музгоб. А я зову Шаровары Музы из Гроба... В общем она у тебя тоже может чонить попросить. Сделай или дай. Выполняй!
И я пошёл в Гильдию магов.
- Здарова, имперская рожа! – Шарн отличалась обходительностью, как я сразу понял.
- Здравствуйте, девушка! На Вас сегодня такая очаровательная огуречная маска.
- Ты чо, спятил, дебил? Я просто орчиха, вот и всё.
Я рассмеялся. Она улыбнулась в ответ, показав желтые клыки, отчётливо выпирающие из нижней челюсти.
- Так чего тебе надо, салага? – Без обинняков спросила она.
- Мне – ничего. Надо не мне, надо Каю Коссадесу. Он послал меня пособирать сказки, анекдоты и предания про Нереварина.
- Ха, анекдотов я знаю кучу. Хоть жопой ешь, как говаривал мой почтенный родитель, век бы не видать его зелёную противную харю... – пробурчала магичка.
- Я готов слушать. – Ободрил я её.
- Пошёл ты на холодный северный полюс, готов он! – Завопила орчиха. – Нееет! Утром деньги – вечером стулья, вечером деньги – утром стулья...
- Сколько? – Полез я за даэдрическим кошельком. Дело нехитрое, только вчера его точил.
- Денег мне не надо. Я не барыга. Принеси ка мне череп. Череп Ллевула Андрано.
- А не будет ли против обладатель черепа?
- Не будет. Он не кормил свою комнатную собачку месяц и одной темной тёмной ночью опечаленный голодовкой пикиннес перегрыз ему глотку и объел тело до костей. – Сообщила орчиха абсолютно буднично. – Теперь его прах хранится в Родовой гробнице Андрано, охраняемый разве что сторожевыми скелетами и духами предков. Кстати, будь в курсе простой сталью духов предков не перебить. Они бесплотны. Спасает только заколдованное оружие. Вот типа этого. (И она выдала мне меч с энчатом.) Череп соответственно тоже в этой гробнице. Он то мне и нужен. Перепутать невозможно – там на лбу гвоздём нацарапано.
- А сама то гробница где?
- Где, где... В Караганде! Между Пелагиадом и Сейда Нином, по правой стороне, если идти на юг.У развилки. Да иди уже, хватит анонировать.
Я пошёл, смеясь. Классная тётка, как в гильдию магов попала – совершенно не ясно. Не иначе по протекции мэра Сурана.
Гробница и впрямь оказалась именно там, где сказала орчиха. Пара скелетов на входе потребовала магнитную карточку. Пошарился по карманам, делая вид, что и впрямь что то ищу. Потихоньку сложив в кармане фигу с радостным видом вынимаю её на свет, и сую под нос стражам. Кричу «Нашёл!». Они переглядываются. Тьфу на вас, даже шуток не понимают – думаю. Вынимаю даэдрическую саблю... Ну дальше неинтересно. Мёртвое стало мёртвым, справедливость торжествнула. Прохожу дальше. Хм, из двери торчит нога. Нога гнустного красного цвета с белыми прожилками и сухожилиями... Это не значит почти ничего, кроме того, что возможно... я буду жить – Вспоминается строчка из «Наутилуса». Жить то буду однозначно, а вот как – другой вопрос. Самое неприятное в ходячих трупах – это то, что у них всегда почти в арсенале заклятие повреждения силы. А я его – жуть как не люблю. Есть причины. Мужчины меня поймут. Но делать нечего. Открываю дверь и с порога – шашкой в лоб. Всё таки путёвая моя даэдрическая шашка – один удар – один труп. Знали жапанцы как шашки даэдрические делать. Факт. Обшарив все комнаты таки нахожу у алтаря предков искомый череп. На черепе написано «Ллевул Андрано», а ещё «Дорогой папа, пикинесса я отдал на опыты. Он теперь лайка, то ли Белка, то ли Стрелка – пиши ему по адресу: Орбита третьей планеты, искусственный спутник с двумя трупами собак на борту. Посмертно целую, твой пасынок-мстец Ннах Андрано. ЗЫ За наследство не волнуйся, всё уже у Дизель.»
- Ты смотри как жизнь то обернулась – Вздыхает орчиха. - Ну вот тебе записки про Неревара-ина ивоёго. Всё, пшёл вон, думать буду.
- Данке шон, кстати сама дура. – Отвечаю и бегу к Косадесу.
- Принёс? – Спрашивает он.
- А то, конечно! – Развязываю тесёмки вещмешка.
- Ну лей сюда! Клинское? – Протягивает он мне дрожащей рукой двемерский кубок.
- Не, не клинское. Иркутская бумажная фабрика. Тираж 500000 экземпляров.
- Ты чего принёс, я не понял!
- Чего тут понимать? Я ж спортсмен, я ж перед тренировками не пью. А бумагу с записями про Нереварина рази не Вы заказывали?
- А, ну да, я, конечно, только... Пива то чего не купил?
- Пьянству – бой, сексу – гёрл. Ибо нефик. Мне тут повышение дадут вообще?
- Дадут, ага. И ещё раз дадут... В общем будешь «Ученик».
- Вот за это – спасибо. – Отвечаю. – Что там у нас ещё на повестке дня?
- Да ничего пока, ляг, отдохни, проспись. – Улыбается Кай. Ой не нравится мне эта улыба. Не иначе газоны пинцетом ровнять придётся.

4. Трое из Вивека и Нервимандарин.

- Доброе утро, вставай, чего разлёгся. – Разбудил меня в пять ночи вернувшийся из
«Южной стены» изрядно пьяный Косадес.
- Пошёл ты в Хуул, да... – Бурчу, натягивая на себя одеяло. - Поспишь на коврике у порога, человек собаке друг, понял?
- Нет, не понял. Ты же вчера в шесть вечера заснул. – Возмущается Косадес.
- Заснул, ага. Тут такое сниться начало, какойто шестой дурдом, какойто Дагот из МУРа... Я там такого опера даже и не знаю, кстати. В общем будь человеком, дай поспать.
- Труба зовёт! Вставай! – пьяно ржёт Косадес.
- Какая труба? Канализационная?
- Да-да, и канализационная – тоже. Задание для тебя есть.
- Вот заладил, как поспать хочу, - так сразу на задание, как не хочу спать, а наоборот на задание хочу – так «иди поиграй в песочнице, мальчик, покатай двемерский грузовичок и покопай песочек даэдрическим совочком». Где справедливость в этом мире?
- Ищи её в другой квартире! – отвечает Косадес и внезапно протрезвевшим голосом продолжает: - Значит так. На самом юге Вварденфелла распоклался град Вивек. Состоит он из так называемых кантонов – это такие большие многоэтажки на свях. Так вот, там живут три важных перца, которых ты должен допросить на тему Нервимандарина, сам знаешь уже – Нервимандарин герой данмерского эпического эпоса, второе воплощение почившего в Бозе Неревара – соответственно героя битвы у Красной Горы... Так вот, теперича тебе надо узнать что там за пророчества про этого Нервимандарина слагали данмеры и куда именно они их наконец сложилли. Ну и про Шестой дом узнай. Там среди них психиатор наверняка есть, среди троих то, знает к чему снятся такие странные сны поди. Трёх перцев, которых надобно допросить зовут:
1)Аддхиранирр – это хаджитка из Гильдии Воров в Округе Святого Олмса;
2) Хулейя – несмотря на нецензурное имя, это всего лишь аргонианин из Квартала Чужеземцев, он в Трактире Черный Шалк стены подпирает, да у зазевавшихся туристов сигареты из карманов тырит, хотя говорят связан аж с Мораг Тонг;
3) Мехра Мило - жрица Храма в Зале Мудрости соответственно в Поселении Храма, дамочка она непростая, с нетрадиционными для Храма воззрениями на духовную жизнь. Работает меж тем скромной библиотекаршей. Там её и найдёшь, да смотри, при свидетелях она с тобой общаться не станет. Сам понимаешь, если общение засекут ординаторы это может бросить на неё тень, да такую тень, что она и прихлопнуть может – только ноги в тапках останутся. Всё. И да помогут тебе Боги.
- Да-да, да помогут. – Пробурчал я одевая доспехи. Идти куда либо категорически не хотелось, но долг есть долг, а посплю и по пути. В Пелагиаде, к примеру. В комнатах в таверне на полпинка, тьфу, в смысле «На полпути». Кое как спотыкаясь я добрался до ворот, постоял, сонно зевнул и бодро поплёлся до Пелагиада. Почти всю дорогу проспал, но так и не выспался, когда предо мною сквозь туман проступила каменная кладка стен вокруг огородов пелагиадских обывателей. В таверне меня, конечно узнали, я было собрался снять комнату, как вдруг мимо меня томно покачивая попкой прошествовала хаджиитка. Она взглянула, скромно пряча взгляд длинными пушистыми ресницами, потупилась. Но не отошла, как я было я ожидал, а осталась так же скромно стоять на расстоянии шага. Кажется она даже замурчала. И я не удержался:
- Здравствуйте, сударыня! - Анасси рррада пррриветствовать удачливого воррра... – Улыбнулась она, стараясь спрятать клыки за губами. Губы были весьма приятно очерчены, не тонкие, не толстые, а ровно такие, какие и должны быть, что бы скрыть клыки и не нарушить почти человеческих пропорций лица.
- Вора? – Удивился я, хотя на самом деле как раз состоял в Гильдии и в Пелагиаде у меня было маленькое дело по освобождению из под стражи некоего Брагора. – Чтож, не буду спорить, но...
- Ах, Анасси не слепая. Анасси видит собрррата по ррремеслу по плавности движений, по прррикидывающему шансы уйти незаметно взгляду... Анасси увидела движения незнакомца, и Анасси поняла, что непррименно должна с ним познакомиться, потму что таких отточенных движений не видела уже очень давно... Я улыбнулся. Приятно слышать похвалу, к тому же, по большому счёту, вполне заслуженную.
- А ещё Анасси знает, что вверху, в одной из комнат спррряталась сатанистка. Сатанистка точит ритуальный нож. Готовится убить кошку для гррримуара, и наколдовать некррромантию! Анасси думает, что это очень плохо. Анасси очень любит брратьев наших меньших – кррохотных кисок. И Анасси очень не любит некррроманток. Сатанистку зовут Хрордис. Вот, даже имя свинское – смотррри как хрррюкается. Анасси думает, что тебе это станет интеррресно.
- Хм, занятная подробность. Значит хочешь, что бы я ей разяснил политику партии после ХХ-го съезда КПСС и постучал по столу башмаком, намекая на места зимовки ракообразных?
- Да, Анасси так думает, а ещё Анасси с удовольствием сама бы прррикончила некрррромантку, но Анасси слабая, у неё нет таких тренированных мышц, как у незнакомца, нет такого доспеха и сияющего энчатами меча в ррруках...
- Ладно, гёрл, счас разберусь. Хотя конечно не хорошо с дамами воевать. А она точно некромантка?
- Оооо... Анасси знает это так же точно, как и то, что твои плечи шире дверррного проёма. Вообще то эта сво... в смысле нехорошая женщина поклоняется Мехруну Дагону. Ну там детей крадёт из колыбелек, пьёт их кровь и ест толпами сушёных лягушек. Видел ли ты детей на острове? Вот! И никто не видел. А виноваты в этом вот такие злыдни...
- Весомый аргумент. – Потёр я переносицу и поднялся по скрипучей лестнице наверх. Так, эта дверь закрыта, эта тоже, а вот эта... Внутри и вправду находилась некая дамочка.
- Хрордис? Руки вверх! Стоять лёжа лицом к стене! Милиция! Где трупы закопала?
- В цветочном горшке! Провались в унитаз, во имя Его Инфернального Величества! – заорала сатанистка нечеловеческим голосом. Но в драку не полезла. Я заглянул было в горшок, но... Вовремя понял, что никаких горшков в комнате просто нет. Но вот кровь на её платье явно была... и на руках, и под ногтями.... и на губах.
- Скажи, что я ошибся, женщина!
- Нет, ты не ошибся. Я служу сатане семь дней в неделю и 24 часа в сутки. И каждый день принимаю ванную из крови младенцев, и ты мне ничего не сделаешь, потому что ничего не докажешь в суд... аааах... – Сверкнула она глазами и распалялась, зловеще скалясь теряла всё больше человеческие черты...
- Ну, я тут и суд, и адвокат, и прокурор в едином лице. Виновна! В газенваген! – Прокомментировал я свои действия, извлекая клинок уже из выгнувшегося в агонии тела. Вытер окровавленную сталь о полу её же мантии. Плюнул на тело. Даже обыскивать его было противно, не замараться б. А ведь и впрямь дойди до официального имперского суда – ещё неясно что бы насудили присяжние штанопросиживатели и какими фортелями накормил бы совесть судей хитроумный и бессовестный адвокат. Хорошо, что Морровинд – это таки провинция, и всей этой, подчас и полезной, бюрократии здесь нет. А я по должности Рыцаря Дракона наделён и правами вершить суд по уголовным делам. Ничего не попишешь. Феодализм. Чем и пользуюсь ко благу закона и правопорядка.
- Ну что, киска? Заждалась? Вот и я. – Улыбнулся я Анасси, спускаясь по лестнице.
- Муррр... Большой дрруг маленькой Анасси даже не запыхался... Анасси была пррррава?
- Да, мягкие лапки, ты всё разведала совершенно верно. Эта Хрордис была просто настоящей людоедкой... – шагнул я к ней.
- Да, Анасси это знала. А ещё, ещё – она была хаджитоедкой! – Торопливо добавила хаджитка и передёрнулась от отвращения.
- Ну во-первых хаджиты тоже люди, и подчас больше люди, чем собственно всякие имперцы и прочие нордлинги. А во-вторых ничего не бойся, гёрл. Я с тобой. – Я не удержался и мягко приобнял её.
- Новый дррруг назвал Анасси крррасиво... Мягкие лапки... Анасси нравится как её называет её новый дрруг... Возьми зелье перра. Оно понадобится новому дрругу в его ловкой ррработе... Ведь он идёт в Вивек... Сокровища трёх домов ждут его... Иди, но возвращайся. Анасси будет ждать нового друга.
Я только улыбнулся. Что то задела во мне эта хрупкая, маленькая, стройная хаджитка. Эта гибкая кошечка.
После разборок с поклонницей Мехруна Дагона и общения с Анасси спать совершенно расхотелось и я направился в Вивек, расчитывая, что посплю где-нибудь по дороге, завалившись на тёплый, нагретый полуденным солнцем мох. Думалось почему то про хаджитку – такая красивая девочка, замужем или нет? Блин, вот только ещё с замужней спутаться мне не хватало...

Вивек встречал безоблачным небом. Очень хорошо. Сразу от входа меня встретил странный, словно слепленный из единого куска глины дом. Дом был очень высокий. На мосту, ведущем к нему, болтался указатель «Иностранный квартал». Квартал имел, как и обещал Кай несколько уровней. Чтож, пойдем искать Хулейю. Каким бы членом... Мораг Тонга он ни оказался с таковским то именем. Бар Черного Шалка расположился в нижних рядах оного Иностранного Квартала. В среднем коридоре и по восточной стороне. Традиционно пинком открыв дверь в искомый бар и удивившись, что слетевшая с петель дверь пролетела почти до барной стойки, но никого так и не пришибла, я оглядел присутствующих. Таак... Кажется что то тут назревает. Присутствующие - трое мордоворотов потихоньку окружали четвёртого. Четвёртый же мало того, что был аргонианином, но ещё и обладал совершенно не мордоворотской наружностью. Такие яду сыпануть исподтишка полмешка, или зазевавшуюся старушку процентщицу томогавком в тыкву угостить – завсегда как здрасти, но вот серьёзный бой рожа к роже, в смысле один на один, не скрывая намерений – это уже им не потянуть. Тут они сразу пацифисты и правозащитники, которые и раком встанут и голубыми себя провозгласят, лишь бы не в армию. Тьфу!
Распихав плечами троицу мордоворотов, благо кондиции позволяют, подхожу к аргонианину:
- Ну...
- Тебе ещё что от меня надо?
- В смысле «ещё»? Мне от тебя просто так надо. Не ещё. Отдельно от всех остальных. Ферштейн?
- Нет, я не Ферштейн. Имя у меня правда сам понимаешь тоже... аргонианское. Зовут меня Хулейя. Так чего тебе надобно?
- ...золотая рыбка-убийца, да? – с улыбкой продолжил я сам его вопрос. – Мне надо информацию про Нервимандарина, кто такой, чёкаво. Ну и про Шестой дом – тоже интересуюсь. Поможешь?
- Служить бы рад, но видишь, тут целая кодла фашыстских ублюдков мечтают усадить меня в газенваген на тему того, что кожа у меня зелёная и выговор не арийский... Не успею тебе ничего рассказать, даже если и начну. Давай так, ты меня спасаешь от них, ну там убёшь их всех, ну или ещё как, доведёшь с целой задницей до моего большого друга Джобаши, ну и там, в тепле и уюте я тебе расскажу всё что знаю. Мамой клянусь. Мамой моего папы. Покойницей...
- Ишь чо! Чего это ты к ночи предков поминаешь? Да ещё и чур, чур, чур, покойных! Ты это мне брось! Ладно, замётано. Счас мы с пацанами перетрём. – и я разворачиваюсь к троице.
- Слышь, дружок, вы чего это к тому вон зелёному имеете? – Грозно спрашиваю у ближайшего, отозвав его предварительно в сторонку «для приватного разговора о деньгах».
- Как что? Он же зелёный, а мы же фашысты, мы должны этих зелёных гнать с наших исконно незелёных фондовых рынков...
- То есть бей зелёных, спасай Тамриэль, так что ли?
- Да хотя бы и так, а что, нет?
- Да нет, всё верно. Только если ты его хоть пальцем тронешь, а тебя наизнанку выверну. Ты понял меня, мальчик? – тихим но твёрдым шопотом уведомляю я его. – А ещё скажу тебе маленький секрет. Таких баранов как вы используют враги нашей Родины для того, что бы посеять рознь между нашими расами и расколоть Тамриэль, ну и потом сожрать поотдельности всех. Хочешь спасать Тамриэль от настоящего врага - иди служи в армии, в милиции, в ФСБ, наконец. Это они стоят на страже нашей Родины, а не куча странных горлопанов, запинывающих вдесятером одного аргонианского раба или слугу. Кстати ты в курсах, что ваших шефов спонсируют всякие как раз зелёные. Ну например тот же горлапан Дж’ирр-Иноуски, который мимику слизал с одного из диктаторов с запада – Муссы Линя. Ты разве не в курсе, что мама у него имперка, а папа – как раз зелёный. Нет? А жаль. Должон бы знать. Так что минута на раздумья о том что такое Родина и что принесёт ей пользу, а что – вред. Ну и в любом случае – тронешь Хулейю – считай себя коммунистом. Посмертно. Партбилет выпишу лично и суну в гроб. Время пошло.
- Да ладно, че там. Я понял. Зелёные – они тоже граждане империи. Вот только это... Наглеют иногда...
- Ты не сбрендил, а? Ты на зелёного этого глянь. Вы его и без того напугали до потери штанов от перегруза. Это тебе не отряд орков, которые в кабак чиста поразмяться, да девок полапать приходят. Вот с теми можно и разобраться. А этот то? Тьфу, плюнуть и растереть.
- Ладно, не трону я его. А деньги?
- Какие такие деньги? Ах да, двести тугриков то? Так ты уж ладно, можешь свои деньги сегодня у себя оставить, я в следующий раз за ними приду. – Зловеще, для пущей убедительности, улыбнулся я юнцу и направился к следующему. Процедуру повторил. И ещё раз повторил. Хм, вот она, всепробивающая сила доброго слова, подкреплённого по заветам АльКапоне убеждающим блеском ратного вооружения.
- Ну что, пошли, зелёный человечек с нецензурным именем. – Подхожу к Хулейе.
- А эти? – Кивает он на громил.
- А что эти? – наигранно удивляюсь. – Вполне мирные ребята, говорят сегодня у них пост, лягушатину не едят, так что можешь идти со мной не опасаясь за целостность своего филея.
Лавку редких книг Джобаши я знаю давно и хорошо. Правильная лавка. Уж чего там только нет. Чего там нет приходится потом по всему острову лазать и искать. Туда мы с аргонианином и дошли тихо мирно.
- Ну, - говорю. – Жду трогательный рассказ о том как и почему нельзя рвать мандарины – о Нервимандарине в смысле. Колись давай, интеллигент.
- А... Ну вот тебе бумаги, там я всё написал, а то у меня от радости язык ослаб. – Отбрехался аргонианин.
- Ладно, глядишь Косадес и прочтёт. – Сунул я бумаги в мешок. Читать их и впрямь было лень, нет чтоб ящер мне на пальцах объяснил. Хрена с два – разбирай теперь его клинопись.

Так, кто там у нас следующий по списку? Хм. Аддхираннирр. И где то бишь её искать?
Так, состоит в Гильдии Воров. Тусуется в Округе Святого Олмса. Чтож, несите меня ноги! И я пошёл искать. Чтоб добраться до того самого округа пришлось пересечь кантон Редоран, а морды там у всех красные, противные, нет, и не уговаривайте – вступлю в Редоран, сто пудов. Потом прошёл насквозь арену и даже не подрался. Впрочем всё ещё впереди. Следующим пунктом - на юг, к тому самому округу Святого Ольмса. Кстати, что за святой такой, почему сколько святцы не читал – там такого нету. Начинаю обыск сверху. Хожу и как дурак расспрашиваю: А у вас нет такого же, но без крыльев? Или нет такого же, но с перламутровыми пуговичками? Нет? Жаль. Будем искать. Стоп. Ну ка что мне вот этот хрен в бабском платье буркнул? Гомик он что ли? Вот уж кого не терплю – так это гомиков.
- Не знаете ли Вы часом где такая Аддхиранирр обретается? – Спрашивает он меня, хлопая криво накрашенными глазами. Хоть бы пару уроков маскировки взял,- думаю – а то ктож поверит, что он баба, если он с бородой, как с этикетки дамского пиво «Козёл Вилковпоповицкый».
- Часом не знаю. А зачем она Вам?
- То есть как это зачем? Хочу поинтересоваться не желает ли она спать спокойно...
- Вы часом не из налоговой полиции?
- Тсссс! Никому не говорите. Я эту тварь хвостатую пятый день ловлю, для того и замаскировался. Только ещё не поймал. А как поймаю – потребую взятку. Если она мне взятку даст, я о ней забуду, а если не даст – спущу все три шкуры, как и положенно по нашим гуманским законам о наложном облаживании. С пенЁй и недОимкой. – доверительно лопочет бесстыжий налоговый полицмен, тыча мне в нос просроченное удостоверение давно упразднённого органа. В удостоверении написано: Дувин Платорий, младший оперуполномоченный по сантехнике. Хм... Бред какой-то. Нет, ну и впрямь же бред!
- Слышь, кадр органов. Так ты в курсе где её искать? – Спрашиваю.
- Неа. Не знаю. А если ты найдёшь – мне скажешь? – Спрашивает он заглядывая мне в глаза.
- Ну конеееечно, братан. Для того я её и ищу, чтоб тебе взятки легче брать было. Как узнаю чего – тебе пеееервому сообщу. – Говорю гомосеку-налоговику доверительно. Он парень простой, издёвки в моём голосе ни на грош не чует.
В ходе обысков и расспросов всех в округе я выяснил, что красотку Аддхиранирр ныне можно разыскать только в канализации. Туда и отправляюсь. И впрямь, стоит она себе у одной из лестниц и морщит нос. Пахнет в канализации тухлой рыбой и свежими фекалиями. Бррр...
- Привет, гёрл. Ты часом не Аддхиранирр будешь?
- Что значт часом? Я – Аддхиранирр, и совершенно круглосуточно.
- Ишь как. Знаешь ка что, я от Кая Косадеса. Он тут меня за сведениями послал. Говорит одна милая хаджитка с твоим именем может рассказать мне о Шестом доме и Нервимандарине. Так ли?
- Не. Не могу я тебе ничего рассказывать. Мои сведения денег стоят. А деньги мне ой как нужны...
- Так давай я тебе отсыплю денег. Я тут одному скампу в Кальдере стока мечей загнал, при деньгах сегодня.
- И в ресторацию приглашаешь? В Асторию, к примеру? Неет, на это я пойтить не могу. Там меня уже могут ловить. Тут за мной один хрен из наложной полиции охотится, говорит, что я восемь лет назад не уплатила налог на чтение книг. А я и впрямь не платила, я ж понятия не имела про то что такой налог есть. Я ведь книг то не читаю, неграмотная я. Что делать теперь - не знаю прямо. Может скажешь ему, что я на материк на ПМЖ уехала, а ты мол это видел, свечку держал. А?


© GOhardrock aka O'Legus