Университет Морровинда    

Приветствую  Путник, добро  пожаловать  на  официальный  сайт  Университета  Морровинда.

Лордас. 25.Месяц Заката солнца.17 г. III эпохи



Навигация MorroWorld




ДАЭДРА:
СЛУЖБА ПО КОНТРАКТУ

Автор: Профессор Нат, известная так же как Nat

Квесты Даэдрических статуй.

«Человеческой глупости надо поставить памятник»

Зураб Церетели

Стояло жаркое Морроуиндское лето. Мы с квамой спасались от жары в море близ Хла Оуд: квама ел водоросли, а я, заарканив троих дреугов и встав на хитиновый щит, я весело рассекала голубую гладь. Рыбы-убийцы испуганно шарахались в стороны и злобно щёлкали зубами, дреморы из близлежащих руин время от времени пуляли в меня огненными шарами, но ни разу не попали, придурки. Внезапно моё внимание привлекли странные конструкции под водой: ни дать ни взять, даэдрические руины.
– Атлантида, ёлки-палки! – завопила я, выпустила поводья и нырнула с щита прямо в воду. Эффект был нулевой: на мне был надет амулет постоянного хождения по воде. Чертыхнувшись и сдёрнув его, я погрузилась в синие прохладные глубины, где меня сразу атаковали кровожадные рыбы. Пришлось вынуть из ножен кинжал и поотшибать им головы.
– Ну-ка, ну-ка посмотрим… Атланты, где вы? – взывала я, но изо рта у меня вылетали лишь пузыри.
Входа в Атлантиду я так и не нашла, хоть и проплавала под водой почти полчаса. Хорошо, что добрый доктор Сальватор… то есть, Вивек, вживил мне жабры, и в воде я теперь дышу, аки Ихтиандр.
– Ну вот, все атланты потонули… – выпустила я очередную порцию пузырей. – А я уже о Нобелевской премии размечталась! О, а это что?
Среди руин лежали обломки статуи: руки, ноги, топор, голова и прочее. Я подплыла к голове и на лбу у неё увидела странную надпись: «Постучи!» Пожав плечами, я постучала. Сначала ничего не произошло, но потом кровь так и вскипела у меня в жилах. Сердце забилось часто-часто, голова стала пустой и гулкой, как колокол, и в ней раздался громовой голос:
– КТО ТАМ?!?!?! А, смертная! Чего припёрлась? Слушай же! Когда-то давно на острове поселился сумасшедший скульптор, изгнанный из Златоглавого города, который он заполонил своими ужасными статуями. Он продолжил своё чёрное дело здесь, и первой статуей, которую он создал, была я. Получилось настолько отвратительно, что он разбил меня и утопил в море, а после того, как ему пришло предупреждение от императора, другие свои изваяния он начал создавать только в темноте даэдрических руин. Иди же теперь в Кальдеру, найди там нового скульптора, который воссоздаст меня, чтобы я смогла отомстить!
Странно, но рот мой открывался в такт словам божества. Когда гневная речь была закончена, поднялась огромная волна, и меня выбросило на берег, словно щепку.
– Мамочки… – выдохнула я. – Ну ничего себе, покаталась на водных лыжах…

Народ в Кальдере на вопрос о скульпторе только пожимал плечами.
– К торговцу сходи, – посоветовали мне. – Может, он подскажет.
Торговец, Верик Гемейн, выслушав меня, покачал головой.
– Странная вы девушка, однако! В поместье Гораков то и дело шастаете, а не знаете, что скульптор живёт именно там.
– Неужели Ползун – скульптор? – вытаращилась я.
– Да какой Ползун! Дума гро-Лаг его зовут, орк. Скамп и резец-то не поднимет, уж больно хил.
В поместье Гораков всё было по-старому: орки пили, били бутылки, жгли книги в каминах и распевали похабные песни и матерные частушки. Скамп аккомпанировал им на своём барабане. На меня никто не обратил внимания, привыкли уже к моим частым визитам.
– Где у вас тут Дума гро-Лаг? – спросила я пьяного орка.
– Там, – сказал орк и вырубился.
– Где это «там»?
Но орк меня уже не слышал. После непродолжительных поисков я всё же нашла скульптора на третьем этаже: он сидел и уныло долбил резцом по камню.
– Ну что, Данила-мастер, не выходит каменный цветок? – спросила я.
– Чего? – удивился орк.
– Да ничего. Слушай, тут такое дело… Ты что-нибудь знаешь о сумасшедшем скульпторе?
– А то как же! – оживился Дума. – Он наводнил один большой город своими мерзкими изваяниями, и его выгнали оттуда с позором, пришлось ему перебраться сюда. Но его жажда искусства ничуть не угасла, и он продолжал ваять здесь. Когда император Уриэль Септим увидел статую Боэты, он ужаснулся и запретил ему творить под страхом смерти. Боэту разбили и утопили, а скульптор всё равно творит, только тайно. Некоторым даэдрическим божествам статуи пришлись по вкусу, вот они и вселились в них, если постучать им по лбу, они чего-нибудь скажут. Если сразу не убьют.
– Да, я вот тут недавно пообщалась с головой Боэты. Она просила тебя сделать её снова.
– Что, лично меня?! – изумился орк.
– Ага.
– Ух ты… Такая честь… – покраснел Дума. – Ладно. Достань мне две тысячи монет и книгу – сделаю всё в лучшем виде.
– Какую книгу?
– Про Боэту! И обязательно с картинками, чтобы я знал, как ваять.
Единственная книга про Боэту, которая попадалась мне, была «В постели с Боэтой», но вряд ли Дума согласился бы делать статую по ТАКИМ картинкам. За помощью я обратилась к Джобаше, который, покопавшись в сундуке, вручил мне вполне благопристойную книжку «Слава Боэты». С деньгами и книгой Дума отправился на утёс Хартаг, я отправилась за ним.
– Ну что, Дума, как идут дела?
– Иди, иди, не мешай! Так и знал: сейчас будешь тут шнырять и отвлекать меня! Кстати, о говорящих статуях: одна такая есть к югу от Холамаяна, съезди, посмотри.
– Ого, так это же побережье Азуры, курорт! Я давно хотела в отпуск съездить, – обрадовалась я и побежала домой, собирать вещи: соломенную шляпку, тёмные очки, крем для загара, надувной круг «Пикачу» и резиновые шлёпанцы.

В Холамаян нас любезно доставила дамочка-нордлинг из Эбенгарда, от пристани мы с квамой отправились на юг. По дороге я лениво сшибала головы выскакивавшим непонятно откуда скальным наездникам, а квама объедал кусты.
– Я поняла, квасилий, – сказала я, отмахнувшись копьём от очередного наездника. – Эти твари тут вместо комаров. Сам посуди: ни одного насекомого на всём острове не встретишь, зато птеродактили стаями вьются… Надо бы зелье какое-нибудь сварить, чтобы оно своим запахом их отпугивало!
Шли мы довольно долго, но наконец увидели на высоком холме статую женщины. Устремив гордый взор в синее небо, она держала в раскинутых руках луну и звезду. Скульптура сильно напоминала статую Христа из Рио-де-Жанейро (что переводится как «Январская река»).
– Эге, да это же наша покровительница! – обрадовалась я. – Ну-ка пойдём, побеседуем.
Наученная Думой, я взлетела повыше и постучала статуе по лбу. Ничего не произошло. Я постучала посильнее – с тем же результатом. Странно…
– Эй, тут дверь какая-то! – крикнул снизу квама. Я спустилась вниз.
У подножия статуи и правда была овальная даэдрическая дверь с табличкой «Святилище Азуры». В даэдрических святилищах обычно прячутся всякие враги, поэтому я достала верный кинжал, а кваме велела ждать снаружи.
Вопреки моим ожиданиям, в святилище никого не оказалось, там было темно, пусто и гулко. Когда глаза мои привыкли к темноте, я разглядела в глубине такую же статую, как и снаружи, только поменьше. Я опять взлетела, уселась статуе на плечо и постучала ей по лбу. В ту же секунду в голове у меня раздался чужой голос, и рот мой задвигался в такт словам:
– Ага! Нереварин припожаловал! Очень кстати, ты мне для одного дела пригодишься. Была у меня одна жрица, да совсем она старенькая стала, вот я и отправила её на покой, на остров близ Дагон Фел, живёт там совсем одна, я ей пенсию положила. А потом мы поспорили с Шигоратом: он говорит, что от одиночества она с катушек слетит, а я говорю, что не слетит. Бабка-то крепкой оказалась, почти сто лет там прожила и ничего, а Шигорат, подлец, подослал на остров каких-то отморозков, они бабушке шибко докучают. Ну-ка, по-быстренькому сгоняй туда да разберись с ними, я за наградой не постою!
Какая-то сила приподняла меня и сбросила с плеча статуи на пол.
– Если эти даэдра так и будут меня швырять, то кто же им служить-то будет? – прихрамывая, я потащилась на улицу. Квама вопросительно посмотрел на меня.
– Кончился наш отпуск, квасик. Не успели приехать, так тут же запрягли. Никакого покоя в этом Морроуинде, назад хочу, в Валленвуд! Так, теперь ты стой смирно, я на тебя Божественное Вмешательство кастану.
Сначала квама, а потом и я перенеслись в Садрит Мору. Квама, как всегда, приземлился на телваннского стражника, тот ещё долго потом рассказывал всем про нас и наших родственников до десятого колена. Мы не поддались на провокации, а отправились на пристань и уплыли на Остров Невезения.
– Азура сказала, что бабусёк живёт на острове… Блин, тут этих островов, как в Полинезии, на каком именно? Ладно, давай начнём вот с этого, квадратного, к СЗ от Дагон Фел…
Чутьё меня не подвело: едва мы добежали по воде до острова, сразу услышали крики:
– Спартак – чемпион! Спартак – чемпион! Хоть ты лопни, хоть ты тресни, а Спартак – на первом месте!
Кучка даэдр, собравшись перед маленькой избушкой, кричала кричалки и взрывала петарды, одеты они все были в красно-белые доспехи.
– Ага, как же, на первом месте с конца, – пробормотала я. – Сейчас я вам покажу Спартак!
Я шмыгнула в заросли креш-травы и переоделась в жёлтую майку с надписью ROMA и бордовые шортики, которые заканчивались, едва успев начаться. На плечи я накинула итальянский триколор.
– Квасик, как свистну, взлетай вон на тот грибок! Заклинание левитации помнишь?
Квама кивнул. Я выскочила из зарослей и встала перед даэдрами, уперев руки в боки. Итальянский флаг ниспадал с моих плеч, подобно королевской мантии. Даэдры замолчали и ошарашено уставились на меня.
– Спартак – мастдай. Рома – форева! – в наступившей тишине мой голос прозвучал очень громко. Такой наглости даэдры не стерпели и всей ватагой бросились на меня.
– Наших бьют! – завопила я. Это был не крик о помощи, как можно подумать, а заклинание вызова моей зундер-команды: трёх атронахов, дреморы, Золотой Святоши, скелета и крылатого сумрака. Потом я свистнула, и мы с квамой взлетели на ближайший грибок, откуда принялись наблюдать за схваткой. Шигоратские даэдры были сильны, но моих было больше, они бы одной грубой массой одолели.
Вообще я не люблю футбол, никогда не понимала, зачем двадцать мужиков бегают по полю за одним мячиком? Не проще ли дать каждому по мячику, и все будут счастливы? За Рому я болею исключительно из-за несравненного Бати-гола. Помню, как я увидела его первый раз на каком-то плакате: челюсть у меня отвисла, дыхание перехватило, а сердце преисполнилось любви и нежности. Но оно тут же с хрустальным звоном разбилось, потому что мне сказали, что по нему сходит с ума половина женского населения Италии, и к тому же он женат. Вот так всегда: только влюбишься в кого-нибудь, оказывается, что таких как ты уже несколько тысяч, и какая-нибудь недостойная уже успела окольцевать твоего героя.
– А знаешь, квасик, почему Габриэль женился на другой? – обратилась я к кваме. – Ведь он меня и не видел никогда. Вот поеду в Рим, всеми правдами и неправдами покажусь ему на глаза, он тогда сразу разведётся!
– Сдался тебе этот макаронник! – фыркнул квама. – У тебя уже есть один!
– Что? Ах, да, действительно… Тьфу на тебя, вечно ты мне всё испортишь! – разозлилась я. – Пошли, наши уже всех перебили.
С трупа золотой святоши по имени Стаада я сняла колечко Шигората, чтобы отнести его Азуре. Потом я без особой надежды подёргала её за ноги, пытаясь снять эксклюзивные сапожки, но они сидели, как пришитые. То же самое вышло и со шляпкой.
– И где только эти святоши такие шмотки берут? Наверное, где-то есть даэдрический кутюрье, который их всех обшивает. Пошли назад, квасилий, бабушку беспокоить не велено.
Итальянский флаг я повесила у входа в избушку, пусть все знают, кто на самом деле чемпион!

– Ну что, всех истребила? – спросила Азура. – Ай, молодца! Давай сюда колечко, а взамен я дарю тебе звезду!
– Типа, орден? Или метательную?
– Типа, камень душ великой силы! Ну всё, ступай.
– Ишь ты, квася, какой презент мне подарили! Давай-ка поищем ещё говорящие статуи, может, они тоже чего подарят!
– Давай! – согласился квама.
– А все наши следующие подвиги я посвящу прекрасному Габриэлю. В самом деле: почему у мужчин может быть дама сердца, во славу которой они совершают подвиги, а у женщин дамы сердца быть не может? Тьфу, то есть, рыцаря сердца. Эх, интересно, узнает ли он когда-нибудь, на что я ради него пошла?

Наверное, нет нужды пересказывать, как мы лазили по даэдрическим святилищам, дрались с даэдрами и молотили по лбу всем встречным статуям. Сумасшедший скульптор оказался на редкость плодовитым, к тому же он страдал манией величия: все его статуи были просто гигантских размеров. Следующее говорящее изваяние обнаружилось в канализации мкр. Св. Делина в Вивеке: оно изображало представительного мужчину в жилетке и с тростью. Жрецы Шигората были мне несказанно рады, даже устроили салют из огненных и ядовитых шаров. Я поблагодарила их за тёплый приём и, сделавшись невидимкой, взлетела на плечо к статуе.
– Хи-хи-хи-хи! – захихикало изваяние. – Не елозь, не щекочи меня! И не дыши мне в ухо! Ой, хи-хи-хи, щекотно! Раз так любишь щекотаться, отправляйся на островок около Дагон Фел, найди там психа ненормального, возьми у него Вилку Щекотки и защекочи до смерти гигантского нетча. Сумеешь – награжу.
Опять плыть чёрт знает куда! Но на то он и псих ненормальный, раз поселился так далеко. Порасспрашивав людей в Дагон Феле, мы узнали, что психованный аргонианин по имени Большеголовый живёт на острове к северу от Альд Редайнии. Этот островок оказался самой северной точкой Морроуинда.
– Здравствуйте, мир вашему дому! – поздоровалась я, войдя в избушку.
– Здравствуй и ты, коли не шутишь. Чего надо? – ответил аргонианин.
– Эээ.. меня прислал Шигорат, велел забрать у тебя Вилку Щекотки и защекотать какого-то нетча.
Большеголовый неожиданно легко отдал мне вилку и сказал, что нетч живёт на острове к востоку от его избушки. Как выяснилось позднее, без подвоха тут не обошлось. Взяв в руки эту вилку, я тут же превратилась в мугла! Для тех, кто не читал Гарри Поттера, поясняю: мугл – это тот, кто ни фига не умеет колдовать.
– О, дьявол! – ругнулась я и принялась щекотать нетча. То ли шкура у него была слишком крепка, то ли щекотала я плохо, но никакого эффекта не наблюдалось.
– Хорошо, скотина, я всё равно круче! Я спрятала вилку в карман, и ко мне сразу вернулась магия. Я взлетела повыше и ткнула нетча обыкновенным серебряным кинжалом.
– Ага! Зашевелился! Щупальцами своими задрыгал! – утвердившись на вершине скалы, я снова взяла в руки Вилку Щекотки и завершила своё чёрное дело. Нетч тяжело рухнул вниз, а мы с квамой направились обратно в Вивек.
Жрецы Шигората снова приветствовали меня огнём и мечом, пришлось опять становиться невидимкой.
– Ну что, как успехи? – поинтересовалось изваяние. – Вижу, ты выполнила то, о чём я тебя просил. Ну а теперь скажи мне, нормальный человек разве будет такое делать, а? Я не нашлась, что ответить, а статуя противно засмеялась.
– Ну ладно уж. Получай обещанную награду – Копьё Горькой Милости. Да, вилку-то мне верни… Я же Принц Безумия, оттого и задание такое!

Копьё я положила дома в шкаф и уселась на кровать, листая книгу «Легенды Тамриэля», любезно подаренную мне Ягрумом Багарном.
– Да, похоже, многие из этих артефактов принадлежат статуям, – пробормотала я и поставила галочки против тех, которые у меня уже были. – Ладно. Пойдём искать дальше.

Ещё одно изваяние-говорун обнаружилось в святилище Яссамидан, на маленьком островке к западу от Альд Велоти. Статуя Мехруна Дагона велела мне принести ему бритву «Жиллет Мак-3».
– Мало того, что эту бритву украл недостойный человек, так он ещё и имел наглость помереть в родовой гробнице Аласов, это где-то около Молаг Мара. Найдёшь мою бритву – получишь подарок! – пообещал статуй.
Родовая гробница Аласов нашлась только после того, как мы с квамой исходили всё вокруг Молаг Мара, прокляли и выматерили сумасшедшего скульптора, ненормальных даэдрических божеств и весь клан Аласов, устраивавших свои гробницы неизвестно где. Склеп находился за горами к северо-востоку от горы Канд. Скелеты, охранявшие гробницу, радостно вскинули свои клейморы в приветственном салюте, с помощью кинжала я убедила их, что это лишнее и я недостойна таких почестей. В сундуках и урнах никакой бритвы не обнаружилось, но меня заинтересовал один скелет, лежащий на столе. В зубах у него был зажат ржавый и никуда не годный кинжал.
– Вот так побрился! Первое лезвие бреет чисто, второе ещё чище, двадцатое полирует челюсть, – я выдернула кинжал из зубов скелета. – Ничего более похожего на бритву тут нет, отнесу Мехруну это.
– Так-так, ну-ка взглянем на звёзды… Вот что бывает, когда легендарные артефакты попадают в недостойные руки! – рассердилось изваяние Мехруна. – Ну ничего! Сейчас мы кинжальчик зашкурим… Теперь отполируем с «Мистером Мускулом»… Теперь как следует заточим и по новой заколдуем. Вот! Владей!
В рюкзачке у меня оказался красивый кинжал, переливавшийся голубым светом. Мехрун даже гравировку поменял: теперь вместо «Gillet Mach-3» на клинке была надпись «Gillet Venus». Я поблагодарила статую и спрятала кинжал обратно в рюкзак.
– А вот интересно, квасилий, почему в Морроуинде нет таких жизненно важных вещей, как, например, расчёски, зубные щётки и зеркала? Ну ладно, причёсываться я и вилкой наловчилась, но где взять зеркало?
Квама пробубнил что-то с набитым ртом, но я не разобрала. Может быть, с восходом Кровавой Луны всё это появится?

Следующая моя беседа состоялась со статуей Молаг Бала в святилище Янссирамус, к западу от Садрит Моры, на материке.
– Ходют тут всякие! – закричала я чужим страшным голосом. – Оставь меня, смертная, я в печали! Мой слуга, мерзкий Мента На, обнаглел сверх всякой меры и больше не служит мне. ПОШЛА ПРОЧЬ!!! Нет, погоди. Вот тебе ключ, дуй в пещеру Кора-Дур, что к востоку от Когоруна, убей неугодного даэдрота, и я щедро вознагражу тебя. Марш!
Я вылетела из Янссирамуса как пробка и вцепилась в кваму.
– Квасик, я не пойду! Я к Когоруну на пушечный выстрел не подойду! Нет, фиг с этой статуей, пускай ищет других дураков.
– Да причём здесь Когорун! – сказал квама. – Пещера-то к востоку от него, внутрь лезть не надо. И вообще: ты герой или где?
– Или где.
– Идём-идём! Интересно, что нам подарит этот бешеный псих? И потом, как же Габриэль?
– Пошли! – я рванула с места в карьер.
Сначала мы поплыли на корабле в Вос, а оттуда двинулись на запад. Всю дорогу квама гнал меня пинками, а я цеплялась за кусты и камни и вопила благим матом. Слава богу, пещера обнаружилась не доходя до страшного Когоруна, я немного передохнула, отряхнулась и взломала замок заклинанием.
– А ключ тебе на кой был даден, а? – спросил квама. Я отмахнулась от него и на цыпочках пробралась внутрь. Пещера как пещера: туннели, залы и переходы. Я снова стала невидимкой, так что на меня никто не кидался. Первым встреченным врагом оказался грозовой атронах, я по-быстренькому устроила ему короткое замыкание и пошла дальше. В самом последнем зале мне открылась странная картина: четыре даэдрота стояли по пояс в воде и делали странные телодвижения.
– Чем это они занимаются? – пробормотала я. – А! Поняла. У них тут клуб водной аэробики, очень модно сейчас.
То, что даэдроты стояли в воде, было мне только на руку. Я подпустила им шаровую молнию, посыпались икры, повалил пар, раздался жуткий рёв и пещера заполнилась ужасной вонью обгорелых тел. Вода и электричество – суть вещи несовместимые! Зажимая нос, я понеслась к выходу, где меня поджидал верный квама.
Молаг Бал на радостях подарил мне волшебную булаву и проводил со словами: «Да будут борьба и раздоры сопровождать тебя повсюду!» Уж сказанул так сказанул! Признаюсь, мне даже стало немного жалко убиенного даэдрота, когда изваяние описало мне ждущие его пытки. Неправ он, Молаг Бал, неправ, добром бы надо…

Последняя говорящая статуя находилась в святилище Ассурдирапал, на длинном острове западнее Шигорада. Вокруг руин бродило множество разных даэдр, пришлось буквально пробивать себе дорогу ко входу.

Eins
Hier kommt die Sonne!
Zwei
Hier kommt die Sonne!
Drei
Sie ist der hellste Stern von allen!
Vier
Hier kommt die Sonne!
Funf
Hier kommt die Sonne!
Sechs
Hier kommt die Sonne!
Sieben
Sie ist der hellste Stern von allen!
Acht, neun
Hier kommt die Sonne!

Каждый раз, когда я произносила очередное немецкое числительное, одна даэдра падала мёртвой. Наконец мне удалось войти и прокрасться к статуе мимо жрецов-орков. Наша с Малакатом беседа началась странно:
– Папа у Васи силён в математике, учится папа за Васю весь год. Где это видано, где это слыхано: папа решает, а Вася сдаёт?! – сказал статуй.
– Поясните, пожалуйста! – робко попросила я.
– Да что это за придурок припёрся? – удивился он. – Ну да ладно, поясню. Есть такой данмерский герой: Орейн Медвежий Коготь. О его славных деяниях сложены легенды, но на самом деле все его подвиги совершил орк Хараг гро-Хар, который теперь незаслуженно забыт. Если ты найдёшь последнего из потомков Орейна и убьёшь его, я подарю тебе мировецкий шлемак. Ищи в Вивеке.
Эх, знала бы я, что за шлем мне подарит Малакат, пальцем бы не шевельнула!

В Вивеке первый же индорильский истукан поведал нам с квамой, что последнего из потомков Медвежьего Когтя зовут Фарвин Орейн, и что сейчас он охотится на нетчей в Гнаар Моке.
– Ох, квасик, совсем нас с тобой загоняли… – устало прошептала я, засыпая в корабельном гамаке. В Гнаар Мок мы прибыли ранним утром, солнце ещё не встало и повсюду был густой туман. Я выловила из тумана какую-то фигуру и спросила, где мне найти Фарвина Орейна. Фигура ткнула пальцем куда-то на юг. Поёживаясь от утреннего холода, я побрела в указанном направлении, и вскоре из тумана выступило три силуэта.
– Кто из вас Фарвин Орейн? – спросила я.
– Это я, – сказал данмер в гномской броне.
– И не стыдно вам?
– За что? – удивился он.
– Сами знаете, за что!
Данмер вытащил топор.
– Пронюхала про орка, значит! Ну ничего. Мёртвые молчат!
Двое спутников Фарвина Орейна тоже выхватили мечи. Все трое были в крепкой броне, и мне пришлось бы плохо, но я применила «Метод агента Смита» – размножение. Снова вызвав свою зундер-команду, я запрыгнула на дерево и принялась наблюдать. Пусть мои клоны и не были похожи на меня, зато они не были и такими тупыми, как у агента Смита. Они не бегали без толку вокруг врагов, а смело бросались в бой, размахивая мечами, катанами, когтями, хвостами, зубами и всем остальным. Куча агентов Смитов не смогла завалить одного тщедушного Нео, а моя команда в два счёта управилась с тремя вооружёнными воинами и испарилась. Задание Малаката было выполнено, и мы с квамой отправились назад в его святилище.
Статуя от радости чуть ли не прыгала на совеем постаменте.
– Честь орков восстановлена! Ты молодец! Вот, бери шлем и носи с гордостью.
Я вынула из рюкзачка отвратительного вида шлем.
– Вот ЭТО я должна носить? Да ещё и с гордостью?!
Но статуя молчала. Потом я долго пыталась найти такую голову, на которой бы этот шлем смотрелся более-менее пристойно, но потерпела неудачу. В конце концов я отдала его в музей Морнхолда, где он до сих пор и лежит.

Побывав дома и поставив новые галочки в книге «Легенды Тамриаэля», я вспомнила про новоявленного Микеланджело на утёсе Хартаг.
– Пойдём, квасилий, проведаем его!
Но утёса мы не увидели. На его месте возвышалась прекрасная статуя Боэты, сжимающая в руках секиру.
– Ой, Дума! Красотища-то какая! – захлопала я в ладоши. Квама похлопать не мог, поэтому он затопал ногами.
– Да, я и сам очень доволен! – сказал Дума.
– Теперь твари из Илуниби поостерегутся вылезать, раз тут такая величественная и грозная даэдра стоит.
– И то верно, – согласился орк.
Я взлетела на плечо изваяния, постучала по новому лбу и вновь заговорила чужим голосом:
– Супер-пупер, смертная! Теперь я всем покажу кузькину мать! Всех к ногтю прижму! Вот, бери меч и используй храбро. Это награда за твои труды.
На поясе у меня появились богатые ножны. Я вытащила из них золотой меч и со свистом рассекла воздух. Правда, длинными клинками я почти не владею, но думаю, что с таким мечом мастерство моё за считанные дни взлетит до луны!

– Ну и что теперь? – спросил меня квама.
– Что теперь? Нас ждёт ещё много подвигов. Артефактов-то в книге чуть ли не тридцать штук, вот и будем разыскивать недостающие.

Правда, планам моим не суждено было так скоро сбыться. Той же ночью на меня напал убийца и нам пришлось отправиться в Морнхолд, служить другим богам. Странные всё же боги в Морроуинде: ни шагу без смертных ступить не могут…

©Профессор
Леди Nat

Наш форум

Если у Вас остались вопросы, которые требуют наших ответов - Добро пожаловать на семинарские занятия в нашем форуме по TES III: Morrowind. Здесь же Вы можете ткнуть Профессорско-преподавательский состав нашего университета в найденные Вами в наших текстах ошибки. А мы признаем, что их у нас - может быть.

С уважением.

Профессор Вварденфеллологии,
Ректор Университета Морровинда                               Judge_Den aka Бьорн.

E-mail:bjorn@dcn.ru

© GOhardrock aka O'Legus